17 Октября 2008

Андрей КОВАЛЕНКО: НИЧЕГО НЕ БУДЕТ СКРЫТО

Так уж получилось, что я оказался сразу в двух комиссиях, ведущих расследование смерти Алексея Черепанова. В первую, КХЛовскую, меня включили по просьбе нашего профсоюза. Хоккеисты имеют право и должны знать все, что касается их жизни и здоровья, - это непреложный факт. Второе - параллельное - расследование ведет руководство "Авангарда". Оно и попросило меня войти в их комиссию, чтобы она не оказалась узковедомственной, чтобы не было вопросов в ее непредвзятости. Вот и получается, что все документы получаю в двух экземплярах. А третье - и в данном случае главное параллельное расследование - ведет прокуратура. Но все равно пока вопросов у всех остается больше, чем ответов на них... Скажу честно, того, что творилось во время прощания с Алексеем и потом на похоронах, я не мог себе даже представить. Такого количества людей, собравшихся в одно время и в одном месте, не видел никогда. Три с лишним часа люди нескончаемым потоком шли через "Арену-Омск", и к окончанию церемонии прощания многие, очень многие, даже большинство пришедших, не смогли туда попасть. Я не знаю, кто подсчитал количество пришедших, мне кажется, что это было уже за пределом всяких подсчетов. Скажу просто: было гигантское столпотворение, и я видел многих знакомых болельщиков из других регионов России. Алексей собрал всех нас в одном месте и в одно время, но лучше бы никогда по таким поводам не собираться... На сегодняшний день мы получили от "Авангарда" все истребованные документы. Клубное руководство передало нам все возможное, что только касалось или даже могло касаться состояния здоровья Алексея. Вплоть до мнения весьма заслуженных лечащих врачей, в компетенции которых не приходится сомневаться и которые проводили диспансеризацию и обследование Черепанова как действующего хоккеиста и вместе с другими игроками "Авангарда". Причем за все время его пребывания в системе клуба. Не возьму на себя ответственность делать какие-либо официальные заявления, поскольку не имею никакого медицинского образования, но могу сказать точно: судя по этим документам, никакой речи о каких-либо серьезных заболеваниях или патологиях быть не может. Конечно, абсолютно здоровых людей не бывает - как и все мы, Алексей и простужался, и температурил, болел обязательными детскими болезнями, но ничего того, что могло бы привести к внезапной остановке сердца, у Черепанова, как следует из всех переданных нам документов, не было. Когда этот номер выйдет в свет, я буду уже в Москве. И все полученные мною официальные документы будут переданы в КХЛ. Думаю, они приложатся к другой, не менее объемной стопке, собранной в Чехове и Москве, ведь в Омск прибыла только половина комиссии Лиги. Вторая работала там, где случилась трагедия. И работала, насколько мне известно, очень активно. А дальше надо будет как-то все это совместить и вынести решение, от которого во многом будет зависеть дальнейшее развитие нашей хоккейной лиги. И от которого будут зависеть судьбы многих людей. В соответствии с российским законодательством наш профсоюз имеет право напрямую сотрудничать со следственным управлением прокуратуры. То есть истребовать и получать от него любые данные и материалы, относящиеся к делу, возбужденному по факту смерти Алексея Черепанова. Эту возможность мы обязательно используем в полной мере, и я уверен, что ничего не будет скрыто, сглажено или смягчено. И все результаты, все нюансы, все итоги и выводы будут преданы гласности. Тем более что подобного мнения придерживаются и руководители КХЛ, и руководство омского "Авангарда". К сожалению, мы учимся на собственных ошибках, за которые приходится платить такую страшную и ни с чем не сопоставимую цену. Цену жизни. Но в наших силах сделать так, чтобы не допустить этих ошибок и просчетов в будущем. Мы обязательно во всем разберемся... Андрей КОВАЛЕНКО - глава профсоюза игроков КХЛ, олимпийский чемпион.
Сегодня днём уфимский «Толпар» отправился в свой последний выезд в текущем регулярном чемпионате.
Подписаться на новости