5 Июля 2007

Андрей МЕЗИН: "МЕНЯ УЖЕ ЗОВУТ В ШВЕЦИЮ, ФИНЛЯНДИЮ И ГЕРМАНИЮ"


- Понимаю, что вы хотите от меня узнать, - начал разговор Андрей Мезин. - Со своим адвокатом я еще не общался. В то же время, разумеется, я в курсе решения суда. Как только эта информация появилась на лентах новостей, мне позвонили из Белоруссии и все рассказали.

- Как отреагировали на данное известие?

- Нынешнего решения я ожидал. Естественно, мне было неприятно, но на этом жизнь не заканчивается. Уже в четверг отправляюсь в Магнитку. Мне сказали, чтобы я туда в любом случае приезжал и тренировался, поскольку им нужен. Правда, только не в качестве легионера (смеется). Вся картина станет ясной только тогда, когда пройдут слушания дела во всех судах.

- Что намерены предпринимать дальше?

- Это будут решать адвокаты. Наверное, они обратятся с жалобой в вышестоящую судебную инстанцию. На самом деле ситуация очень запутанная, и четкого ответа, как дело будет развиваться дальше, пока никто дать не может.

- Существует вероятность, что судебный процесс затянется вплоть до начала сезона. Каковы будут ваши действия?

- Я допускаю такую возможность. Выступление за "Металлург" - это, можно сказать, вершина для хоккеиста, играющего в суперлиге. Спросите любого игрока, хотел бы он быть в составе "Магнитки", и получите утвердительный ответ. Но если не получится там, то почему бы мне не сыграть где-то еще? Имею в виду команды, которые способны претендовать на самые высокие места.

- Другие варианты продолжения карьеры пока не рассматриваете?

- Пока нет. "Магнитка", насколько слышал, хочет взять канадского вратаря. Но я и рассчитывал на конкуренцию, когда давал согласие на переход в "Металлург". Тогда еще в клубе планировали оставить Скотта. И я был не против. Мне хоть Скотт, хоть кто. На тот момент я не видел причин, по которым не смогу принимать участие в чемпионате как россиянин. Я всю жизнь прожил в России. У других вратарей, столкнувшихся с той же проблемой, ситуация немного иная. Кто-то, скажем, родился в Казахстане. У меня же даже нет белорусского паспорта. Жена и дети у меня россияне. И как я могу себя считать представителем другой страны?!

- Не получится вариант с "Магниткой", готовы выступать в этом сезоне в качестве легионера в другом клубе?

- Я бы согласился. Если "Металлург" откажется или судебные разбирательства затянутся на слишком долгий срок, например, до середины сезона, то придется искать другие варианты. До начала чемпионата я рассматривать такие возможности не буду, а уже потом должен определиться.

- Возвращение в Европу в ваши планы не входит?

- Знаете, меня туда постоянно зовут, причем в разные чемпионаты. Особенно много предложений было после чемпионата мира в Австрии два года назад, когда я по его итогам попал в тройку лучших вратарей. Приглашали в Швецию, Финляндию, Германию. Просто замучили. Из России же не было ни одного предложения! И только потом на меня вышла Уфа. На самом деле получается весьма странно, берут котов в мешке - финнов, канадцев, еще кого-то. Тех, кто на крупные турниры не ездил и о ком никто ничего не знает.

- Большие контракты предлагали в Европе?

- По европейским мерками - очень хорошие. С Россией, конечно, не сравнить. Но по сравнению с тем, что было у меня за границей несколько лет назад, предлагали в два раза больше.

- А какой контракт в Европе можно считать очень большим?

- 200 тысяч долларов в год. Слышал, что одному нашему игроку в Швейцарии предлагали триста. По их меркам, это что-то невероятное! Но дело не только в деньгах, хочется поиграть в сильном чемпионате - таком, как Суперлига. В Европе мне приходилось немного тяжело. Да, там все налажено, спокойно и без нервотрепок, но в России нравится больше. К тому же постоянно можно быть дома.

- В суде ваш адвокат сказал, что за сборную Белоруссии вы выступать больше не будете, это так?

- Получается, что так. Я ведь сам россиянин, просто, когда мне было 18 лет, в сборную было невероятно трудно попасть. В то время я служил в армии, в Белоруссии, а чуть позднее случился развал Советского Союза. Меня попросили сыграть за белорусскую молодежку, я это и сделал, поскольку получил шанс проявить себя на высшем уровне. Потом, естественно, дело дошло и до взрослой команды. Глупо было отказываться. В то же время я всегда считал себя россиянином, и если бы кто-нибудь позвал меня играть за российскую сборную, то согласился бы с удовольствием.

- Если в суде дела сложатся не в вашу пользу, то через год, согласно нынешнему регламенту, вы не сможете играть в чемпионате России даже в качестве легионера.

- Да уж... Я сам в России провел уже четыре сезона, а раньше долгое время играл в Европе. Там никто россиянам не запрещает выступать. В общем, пока не знаю, что будет, но, надеюсь, все для меня сложится хорошо. А если адвокаты не смогут помочь, то сам попытаюсь добиться справедливости. Судов же много. И вообще странно, что у нас борются за права российских граждан в Латвии, а в своей стране своих же граждан не уважают.

Михаил ЗИСЛИС
В рамках предстоящей выездной серии уфимцы проведут по 2 матча в Усть-Каменогорске и Астане.
Подписаться на новости