31 Августа 2009

Форвард <Оттавы> Алексей Ковалев: Готов был поехать к Ягру в Сибирь

  

В субботу начался олимпийский сбор – сборная России заселилась в гостиницу «Аэростар» и провела командное собрание. После этого корреспондент «Советского спорта» пообщался с Алексеем Ковалевым, который последний раз был в сборной на Олимпиаде-2006 в Турине.

В холле гостиницы застыли канадские телевизионщики, соображая, кого им снимать. Слева Овечкин с Семиным выбирали клюшки, справа по коридору шли Ковальчук с Дацюком, прямо по центру в отель направлялся Малкин, здороваясь с Морозовым…

В такие моменты понимаешь, какая у нас звездная сборная. Глаза разбегаются!

На первом этаже – три таблички. «Свадебное торжество Максима и Анастасии – зал «Петровский». Хорошая примета, хотя Максим – это не Афиногенов, и к хоккею эта свадьба не имеет отношения.

«ФХР, олимпийская сборная – конференц-зал «Пулково», 4 этаж».

А еще – «Обмерка игроков проводится в зале «Кольцово», просьба присутствовать всем членам ФХР и олимпийской сборной России». Я заглянул в ту комнату – хоккеисты примеряли фирменную одежду, в которой будут гулять по Ванкуверу.

Собрание должно было длиться час, но тренеры Быков с Захаркиным уложились в 40 минут. Уже потом они о чем-то индивидуально беседовали с Дацюком и Ковалевым, с которыми раньше не работали… Хоккеисты надолго в отеле не задержались. Для каждого был забронирован номер в «Аэростаре». Но одни отправились на прогулку по городу, а другие решили остановиться в своих московских квартирах или у друзей.

 

«БУДЕМ СТРОИТЬ НОВЫЙ ДОМ»
После собрания ваш корреспондент побеседовал с Алексеем Ковалевым.

— Как добрались из Америки?

— 27-го провел свой гольф-турнир в Монреале. Оттуда сразу вылетел домой, в Нью-Йорк. Приехал в четыре утра, а через пару часов – снова в аэропорт, уже в Москву. Но ничего, в самолете отоспался.

— Что за турнир?

— Провожу его уже второй год. Люди покупают право играть в гольф с хоккеистами – кроме меня, там выступали Крис Летанг («Питтсбург»), Патрис Бержерон («Бостон»), Максим Лапьер («Монреаль»)… Деньги поступают в мой благотворительный фонд, помогающий детям с пороками сердца.

— Не грустно вам в Монреале? В межсезонье вы ушли от «канадцев». Хотя знаю, очень хотели остаться.

— Я уходил тяжело, потому что прикипел к команде. То же самое было с «Питтсбургом» и «Рейнджерс», когда я там долго выступал. Меня тепло принимали в «Монреале». Но теперь надо завоевывать такую же любовь болельщиков в «Оттаве».

— «Монреаль» даже делал вам предложения. Но потом объявил, что Ковалев слишком долго тянет, и деньги ушли другому игроку. Что же произошло?

— Мы с агентом ничего не тянули. Даже сумму не сразу обговаривали, только срок контракта. Я хотел подписать договор минимум на три года, «Монреаль» давал только два. Потом «канадцы» подняли предложение с $4,5 до $5 миллионов в год. Мы объяснили свою ситуацию, что хотелось бы увеличить срок контракта. Ждали звонка из «Монреаля», что нам дадут конкретный ответ – да или нет. Но когда позвонили, сказали совсем другое – у команды уже нет на вас денег, мы пойдем другим путем. То есть приобрели новых игроков.

— Это был шок?

— Да, все получилось неожиданно. Я рассчитывал на одно, а вышло совсем другое. В «Монреале» началась большая перестройка. Но жила надежда, что я останусь.

— Вы сказали после гольф-турнира, что хотели бы закончить карьеру в «Канадиенс»...

— …и некоторые болельщики обиделись – вот, он в «Оттаву» ушел, а все о «Монреале» думает. На самом деле, я мог бы сказать, что и в России хочу завершить карьеру.

Смысл-то в другом. Работа остается работой, неважно в каком клубе. Но человека всегда тянет на место, где он жил много лет, где друзья и знакомые. А теперь приходится начинать все с нуля. С одной стороны, это трудно. А с другой — интересно. Будем строить новый дом с самого фундамента.

 

«ЗВАЛИ В СКА НА ЧЕТЫРЕ ГОДА»
— Удалось поговорить с Дэни Хитли – вашим экс-партнером по «Ак Барсу», который намерен уйти из «Оттавы»?

— Пока не было возможности. Но как понимаю, он приедет в тренировочный лагерь. Там и увидим, станет ли Дэни дальше настаивать на обмене или останется в команде. Говорить с ним без толку, Хитли поступит, как считает нужным. Но если «Оттава» будет хорошо играть, и Дэни станут больше доверять, ему не будет смысла уходить.

— Вы сказали, что могли завершить карьеру в России… Вас же звали этим летом в «Авангард»! Сообщалось, что Ковалеву сделали предложение на два года, но он хотел четырехлетний контракт.

— Я знаю, что «Авангард» проявлял ко мне интерес. Однако конкретного предложения не поступило. Может, с моим агентом говорили? Но он бы дал мне эту информацию.

То же самое со СКА. Я разговаривал с главой клуба и президентом КХЛ Александром Медведевым. Объяснил свою ситуацию. Ждал предложения, но не дождался. И подписал контракт с «Оттавой».

— А что за ситуация?

— Я дал понять, что если уеду из НХЛ, то назад наверняка не вернусь. Поэтому хотелось бы заключить контракт на четыре-пять лет, зная, что по его истечении я могу спокойно уйти из хоккея или продолжу карьеру в зависимости от физической формы.

Как понял, СКА был готов подписать меня на четыре года. Но до обсуждения конкретной суммы мы так и не дошли. Ситуация получилась странной. Мне говорили «давай-давай», а предложения не делали. Я не очень понял, чего от меня хотели.

— Почему заключили контракт именно с «Оттавой»?

— Оставался последний нормальный вариант на тот день. Хорошо, что попал в эту команду. Она уже на ходу, там сильные игроки. Было бы хуже оказаться в клубе, который только начинает возрождение. Несколько сезонов потратили бы на выход в плей-офф.

— А в «Авангарде», с Ягром, в Сибири вы себя представляли?

— Почему нет? Мы играли вместе с Яромиром в «Питтсбурге». Не в одном звене, лишь в большинстве вместе выходили. Но все равно это был интересный вариант. Вызов самому себе.

— Ягр вам не звонил? Не уговаривал переехать в Омск?

— Наверное, ему мой номер телефона не дали, — смеется Ковалев.

 

«НИ НА КОГО НЕ ОБИЖАЮСЬ»
— Как оцениваете свои шансы попасть на Олимпиаду?

— Стараюсь позитивно ко всему относиться. Надо играть на своем уровне, а дальше уж пусть тренеры решают. Ты можешь быть лучшим форвардом в своем клубе. Но найдется игрок, который лучше подходит сборной по амплуа или другим качествам. И тогда возьмут его. Это не от меня зависит. Нужно хорошо провести сезон, и все.

— А если не возьмут на Олимпиаду, но позовут на чемпионат мира в Германию?

— Не хотелось бы загадывать. Лучше, конечно, поиграть с «Оттавой» в плей-офф. С такой командой, я думаю, мы там наверняка будем.

— Я имею в виду, обиды на тренеров не появится?

— Нет, что вы. Я разговаривал с Быковым и Захаркиным. Сказал им, что никакой обиды нет. У каждого своя работа. Берут меня в сборную – хорошо. Нет – значит, на то существуют причины. Если даже не попаду в национальную команду, у меня есть «Оттава», карьера в НХЛ.

— А зачем вы сами себе страховку купили?

— Чтобы избежать проблем. Да, в сборной, как говорят, сделали страховки для всех хоккеистов. Но я хотел быть точно уверенным, что если получу травму на сборе, то страховка покроет мой контракт в НХЛ. В ином случае я бы потерял огромные деньги, если бы приехал с травмой в тренировочный лагерь «Оттавы» (Ковалев за два года должен заработать $10 млн. – Прим. ред.).

— На вашей памяти это самая сильная сборная России?

— Однозначно. И по именам если судить, и по делам. Эта команда уже доказала, чего стоит, дважды выиграв чемпионат мира. Но главное доказательство нужно сделать на Олимпиаде, куда съедутся все сильнейшие. Престижнее турнира не бывает.

 

Уфимская «молодёжка» завершила победную серию, уступив на выезде «Белым Медведям».
Уфимская «молодёжка» с победы начала заключительную выездную серию регулярки, уверенно обыграв «Белых Медведей».
Подписаться на новости