12 Мая 2009

"ГОСПОДА БОЛЕЛЬЩИКИ, НЕ СДВИГАЙТЕ ОЦЕПЛЕНИЕ!"


 

     Сотню раз встречал в аэропорту победителей - с разными трофеями. Некоторые встречи помнятся яркими обрывками годы спустя, большинство забывалось наутро. Вчерашнюю встречу я не забуду никогда. Да и никто не забудет из той толпы, которая собралась чествовать чемпионов мира. Сколько их было, ищущих глазами на табло рейс № 5132 из Цюриха - две тысячи человек? Три? Четыре? Не видел бы эту массу людей своими глазами - не поверил бы.

 

     Думал, что отликовала столица минувшей ночью, - но вот они, выстроившиеся на Ленинградке в грохочущий ряд мотоциклисты с российскими флагами. Куда едут, ясно было - в Шереметьево-1. Тот самый терминал С, который должен был принять чартер с хоккейной сборной.
 
     Ваш корреспондент смотрел на часы - до прилета оставалось два часа. Оглядывался в зале прилета и в каждом отыскивал причастность к хоккею. Кто-то в майке "Атланты" и с фамилий Kovalchuk на спине отхлебывал чай в баре. Кто-то, отложив в сторонку российский флаг, закупал шампанское, но открывать бутылку не торопился. Рано. Уж не Александра Радулова ли собирался обдать на радостях?
 
     За час до прилета зал заполнился фанатами под завязку - толпа вовсю разминала глотки перед телекамерами: "Рос-си-я!" Шереметьевское начальство, осознав масштаб происходящего, занервничало. Срочно вызванные откуда-то из недр аэропорта грузчики убирали ряды кресел, появилась милиция. Кто-то с рацией в руке умолял: "Господа болельщики, не сдвигайте оцепление! Дайте нашим чемпионам спокойно пройти к автобусу!"
 
     Фанаты хохотали: кто ж так просто отпускает чемпионов? Разворачивали в ответ сооруженный за ночь плакат, с которого глядели еще бородатые Сапрыкин и Радулов. Обнимали чемпионский кубок: "Смотри, Канада!"
 
     Возможно, Канада действительно смотрела. Телекамер вокруг было без счета. А толпа тем временем перешла на личности: "Ко-валь-чук, Илья, ура-ура!" Ковальчуку должно быть, икалось на подлете к Москве. Что встречающих было слышно даже на взлетной полосе - ручаюсь.
 
     Камеры были настроены, флаги развернуты. Не хватало только Ковальчука собственной персоной. Возникло предположение, что раньше девяти вечера чемпионов ждать не стоит - и никто, представьте, не огорчился. Теперь всякий рейс встречали криками о Ковальчуке и великой державе.
 
     В половине восьмого объявили: рейс из Цюриха приземлился, ждите. Начались самые мучительные сорок минут - сборная выходить не торопилась. Раздавали, должно быть, автографы таможенникам. Пропускали кубок через металлоискатель.
 
     - Давайте все вместе позовем сборную России! - выкрикнул кто-то. И понеслось заново: "Рос-си-я!"
 
     И вот наконец - ОНИ. Первым - скромный парень Данис Зарипов, оробев перед камерами. Следом степенно катил тележку с кубком капитан Алексей Морозов - ему-то все нипочем. Улыбался во всю ширь. Однако ж не остановился, говорить не стал. Отмолчались бы и остальные, если б не Владислав Третьяк:
 
     - Илья, задержись, - тронул за локоть Ковальчука президент ФХР.
 
     Так и стояли перед микрофонами втроем - Ковальчук, Третьяк и Вячеслав Быков. Главный тренер рассказывал о звонках президента и премьер-министра. О победе для народа. Третьяк вспоминал, как сам играл и выигрывал в Берне три десятилетия назад. Ковальчук обещал привезти медали очень скоро еще и из Ванкувера:
 
     - А пока очень рад этой. Сейчас буду радоваться и отдыхать. Я такой счастливый сегодня!
 
     - Выспались, Илья? - спросил Ковальчука кто-то из болельщиков.
 
     - Кто ж после такого высыпается? - округлил глаза Илья. Усмехнулся - и пошел прорываться дальше сквозь ряды с блокнотами и флагами. Толпа висела на Ковальчуке с энергией канадцев. Герои были рядом - говори с кем хочешь. О чем хочешь. Кому-то задорно подмигивал свежевыбритый Радулов. Незнакомые люди хлопали по плечу Олега Сапрыкина, зачем-то сбрившего чудесные баки. А Морозов возле автобуса бережно передавал кубок кому-то ответственному. Отчего-то говорил тихонечко - переживая заново воскресное счастье:
 
     - Мы - чемпионы...
 


 

Подписаться на новости