19 Ноября 2007

Илья БРЫЗГАЛОВ: И ТОГДА МНЕ ПОЗВОНИЛ ГРЕТЦКИ...

Алексей ТОЛКАЧЕВ
из Анахайма

Сразу после дебютной игры за "Финикс" российский голкипер ответил на вопросы корреспондента "СЭ".

СЕЛ В МАШИНУ - И ПОМЧАЛСЯ

- Илья, как спали прошлой ночью?

- Очень хорошо, у меня крепкая нервная система.

- Как развивались события потом, в субботу, когда вы проснулись?

- В девять утра мне позвонил Брайан Бурк, генеральный менеджер теперь уже бывшей команды, и сообщил, что меня с драфта отказов подобрал "Финикс". Затем пожелал удачи, поблагодарил за все, что я для "Анахайма" сделал, и сказал, что мне сейчас перезвонят из Аризоны.

- И как быстро перезвонили?

- Уже через несколько минут раздался звонок от генерального менеджера "Койотов" Дона Мэлоуни. Он представился и спросил: не хотел бы я тотчас присоединиться к команде? Я ответил, что готов и что вещи у меня почти собраны еще с вечера. Далее Мэлоуни сообщил, что окончательно обо всем договариваться я буду с главным тренером "Финикса" Уэйном Гретцки. И действительно вскоре позвонил Гретцки. Он сказал, что хотел бы, чтобы я сыграл уже сегодня против "Лос-Анджелеса".

- До матча на тот момент оставалось чуть более трех часов. От Анахайма до Лос-Анджелеса как минимум час езды.

- Да, это так. За мной прислали машину я сел и... помчался. Приехал на игру, быстро переоделся, подготовился и вышел на лед.

- Допустим, свитер "Койоты" вам успели оформить. А как поступили с остальным обмундированием?

- Вся экипировка у меня была из "Анахайма". Только на шорты надели чехлы под цвет их формы. И еще у меня удачно нашлась белая маска - без какой-либо "утиной" атрибутики.

О СУХОЙ ИГРЕ И МОКРОЙ

- Волновались перед дебютом в новой команде? Тем более после такого сумасшедшего утра.

- Да нет, не волновался. Вышел, как всегда выхожу делать свою работу. Ребята мне очень помогли, играли здорово. Мне кажется, команда победила заслуженно.

- В игру вошли легко?

- Да, сразу было несколько бросков, получилось что-то вроде игровой разминки. Чувствовал себя довольно хорошо.

- Но сыграть на ноль в первом же матче вряд ли загадывали?

- Я вообще никогда не загадываю, "сухая" игра будет или "мокрая". Выхожу, чтобы выиграть матч, а какая у меня будет при этом статистика, меня не волнует.

- Признайтесь, что сценарий дня получился более чем драматичным, но в итоге вы привезли Великому Уэйну Гретцки не только "сухую", но и первую для него победу в последних четырех матчах.

- Может, кто-то драматизм в этом и увидит. С моей же точки зрения, я только поменял майку. Работа-то у меня осталась прежняя: останавливать шайбу.

- Вы с Гретцки раньше были знакомы?

- Нет, я впервые встретился с ним несколько часов назад перед игрой в Лос-Анджелесе. Он сказал, что рад видеть меня в их организации, пожелал удачи и велел идти готовиться.

- Какое-нибудь впечатление о нем уже успели составить?

- Понимал, что в прошлом он был по-настоящему великим игроком. А как тренер Гретцки показался мне спокойным и рассудительным.

- Дон Мэлоуни, не так давно принявший пост генерального менеджера, заявил, что его первоочередная задача - поиск вратаря высшего класса. И вот вы в "Финиксе". У вас есть ощущение, что на вас возлагают большие надежды и что вы призваны изменить ход сезона?

- Никто со мной о таких задачах не говорил, но я сам перед собой поставил цель биться за эту команду до последнего и попытаться вывести ее в плей-офф. Вообще я никакой не спаситель, просто буду стараться хорошо делать свою работу. Один человек в НХЛ ничего не может сделать - ни вратарь, ни полевой игрок. Здесь выигрывает команда.

- Все это так, но иногда команде-аутсайдеру нужна встряска, свежая кровь, символическая фигура.

- Ничего не знаю о своей фигуре в масштабе Лос-Анджелеса, я пробыл в команде только шесть часов. Не думаю, что партнеры видят меня в каком-то особом свете.

ВОСХИЩАЮСЬ ПОСТУПКОМ БУРКА

- Как команда вас встретила?

- Когда я вошел в раздевалку, было видно, что ребята рады меня видеть. Но все прошло спокойно.

- Что дальше?

- В воскресенье нам дали выходной, а в понедельник я уже буду тренироваться с командой в Финиксе.

- На какой ноте вы расстались с "Анахаймом" и как прошли ваши последние дни и недели там?

- В последнее время я мало играл. Наш генеральный менеджер Брайан Бурк пытался меня обменять, но сказал, что у него ничего не вышло. Тогда он выставил меня на драфт отказов, чтобы хоть кто-то меня взял.

В нашем разговоре Бурк подчеркнул, что обещал мне обмен после того, как подписал большой контракт с Жигером, и что свое слово он сдержал. Восхищаюсь его поступком: по сути, он просто так меня отдал, ничего не получив взамен. Сделал так, чтобы мне было хорошо. В ущерб себе, своей команде. Кроме уважения, лично к Бурку и к этой организации я больше ничего не испытываю. Остались самые теплые чувства и воспоминания о клубе, о ребятах, с которыми играл. Это добрые, хорошие, порядочные люди.

- Согласен, что нельзя не восхищаться жестом Бурка, даже если он и убил двух зайцев: дал ход вашей карьере и высвободил средства под предполагаемое возвращение Скотта Нидермайера. А что вы испытывали по отношению к руководству еще неделю назад? Ведь в то, что никто не захотел выменивать Брызгалова, поверить было, прямо скажем, трудно.

- Как это объяснить... Когда ждешь, что в твоей жизни должен произойти какой-то положительный сдвиг, тебе хочется, чтобы это произошло уже завтра. Но не все так просто в этом бизнесе. На все нужно время. А ты же не знаешь, что происходит, какие разговоры ведутся, какие сделки предлагаются. И начинаешь думать, что, может, никто ничего не делает, все только говорят. А в это самое время люди стараются тебе помочь, но просто не все в их власти.

ПРОТЕСТОВ НЕ БЫЛО

- Вы не требовали немедленного обмена, не предпринимали никаких демаршей, не устраивали забастовок. Может, вы как-то еще сумели дать понять руководству, что недовольны жизнью в "Анахайме"?

- Да нет, я просто приходил каждый день и делал свою работу. Если будешь каждый день надоедать людям вопросами: "почему?" и "когда?", это ничего не изменит, а о тебе подумают, что ты какой-то ненормальный. Это же не детский сад, где постоянно надо что-то повторять.

- Задаю этот вопрос, потому что видел, как резко, даже вызывающе вы вели себя с представителем пресс-службы "Анахайма" после недавнего матча. Подумалось, что таким образом вы выражаете свой протест.

- (Смеется.) Нет, я не "наезжал" на него совершенно. Это мы так шутим, подкалываем друг друга время от времени.

- "Утиная" глава вашей карьеры закрыта. Как бы вы ее охарактеризовали? Потерянными эти годы назвать трудно, особенно если учесть прошлогодний Кубок Стэнли.

- Нет, конечно, я ни о чем не жалею и многому там научился. Тот же тренер Рэнди Карлайл многое мне дал и на многое указал. Не во вратарском плане, а в плане подготовки к игре. И действительно его советы помогли, я стал намного лучше себя чувствовать и прогрессировать.

- Напоследок еще раз поздравляю с тем, что исполнилась ваша мечта стать основным вратарем команды НХЛ.

- Спасибо. Теперь будем плыть к заветной восьмерке в конференции
Нападающий «Салавата Юлаева» подводит итоги домашнего матча с «Сибирью».
В четвёртом домашнем матче текущего сезона уфимцы уверенно обыграли новосибирцев.
Подписаться на новости