15 Февраля 2008

КРОВАВЫЙ СПОРТ

Слава МАЛАМУД

Поздним зимним вечером на прошлой неделе во дворце спорта города Баффало форвард команды НХЛ "Флорида Пантерз" Олли Йокинен столкнулся с соперником, упал на лед, неловко задрал ногу и перерезал коньком горло партнеру по команде Рихарду Зеднику.

Когда Зеднику удалось наконец подняться и поехать к скамье запасных, жизнь 32-летнего словака вытекала из него ручьем. Позади тянулся широкий кровавый след. Если бы Рихард не проехал этих нескольких метров, навстречу выскочившему на лед врачу команды соперника, он вполне мог бы скончаться прямо там, на глазах у зрителей и партнеров...

(Это хоккей. Те, кто выходит на лед с палками в руках и отточенной сталью на пятках, наверняка знают, чем это может быть чревато. В 1968 году игрок команды "Миннесота Норт Старз" Билл Мастертон потерял равновесие после игрового столкновения и ударился голым затылком о лед. Подъехавший к нему партнер услышал, как Билл, истекая кровью, шепчет: "Все. Больше никогда. Больше никогда..." Это были его последние слова. Мастертон умер, не приходя в сознание, два дня спустя.)

Хоккеист, потеряв остатки сил, рухнул на руки партнеров. В это время где-то на трибуне, среди шокированных и насмерть перепуганных болельщиков, встал со своего места человек и побежал вниз. Этот фанат "Клинков", по специальности хирург, сумел проникнуть в раздевалку и находился рядом с Зедником до тех пор, как того привезли в реанимацию. Без его помощи у Рихарда были все шансы до больницы не доехать...

(Это Баффало, проклятый город, известный лишь убийством президента Маккинли и хронической невезучестью своих спортивных команд. В 1989-м, буквально в сотне метров от того места, где случилось несчастье с Зедником, точно такую же травму получил вратарь "Клинков" Клинт Маларчук. Ему перерезали яремную вену, и черная венозная кровь толчками брызгала на лед, пока Клинт сбрасывал перчатки и хватал себя за горло. На трибунах болельщики падали в обморок, двое из них получили инфаркты. Нескольких игроков вырвало прямо на лед. Маларчук поднялся и ушел с площадки сам. "Я знал, что мама смотрит матч по телевизору и не хотел умирать на ее глазах", - сказал он потом.)

У Зедника перерезанной оказалась сонная артерия. К счастью, не полностью - она держалась буквально на ниточке. Большое везение. После полного разреза артерия сжимается, ее концы уходят далеко внутрь, и выловить их очень трудно. Когда Рихарда привезли в реанимацию, рана распухла, мешая дыханию. Врачи вставили в горло трубку и начали переливание крови...

(Это жизнь. Маларчук сказал, что не нашел в себе сил смотреть этот эпизод. "Свою собственную травму я видел раз сто, - признался Клинт. - В интернете ее можно посмотреть заснятой с трех разных углов. Но на чужую смотреть не смогу. Я чувствую себя больным, даже думая об этом".)

В это время на арене игроки, тренеры и судьи пытались решить, доигрывать матч или нет. Вице-президент НХЛ Колин Кэмпбелл разговаривал с растерянным рефери Биллом Маккрири, пока генеральный менеджер "Баффало" звонил куда-то по телефону. Машина для заливки льда смывала с площадки кровь... В конце концов диктор по стадиону объявил, что Зедник - в стабильном состоянии в городской больнице. Болельщики начали аплодировать. Стоя. Матч продолжился.

(Это спорт. Мы все ищем в нем что-то для удовлетворения собственных потребностей. Для кого-то он способ развлечься, для кого-то - источник самоутверждения, для кого-то - большая политика. И для болельщиков, и для журналистов, которые в угоду этим желаниям пишут о спорте то с пафосом, то с усмешкой. Нам не всегда удается вспомнить, что эти молодые люди зарабатывают свои большие деньги тем, что методично, день ото дня, подвергают свои тела неестественным нагрузкам, постепенно превращая их в груду хлама. Разница между ними и римскими гладиаторами, если подумать, только в слегка смягчившихся нравах зрителей. Слава богу, среди нас нет больше императоров с их большими пальцами рук.)

Зедник, отец четырехлетней девочки, потерял два литра крови, но выжил. Спасибо врачам. В ближайшее время он выйдет из больницы, а через несколько месяцев сможет кататься. Если захочет.

А примерно в то же время я записал в хоккейную секцию собственного сына. Это спорт. Деться от него все равно никуда не удастся.

Вашингтон
Старший тренер уфимской «Агидели» рассказал о подготовке команды во время олимпийской паузы.
Подписаться на новости