17 Октября 2007

ПОД АВТОБУСОМ СО СЛОМАННЫМИ НОГАМИ



Павел СТРИЖЕВСКИЙ

из Рязани


"ПЬЯНЫЙ" "ЗАПОРОЖЕЦ" И ЛОВКАЯ "СЕМЕРКА"

Телефоны Виктора Губернаторова звонят все одновременно: мобильный, стационарный и факс. Мы сидим в крошечной тренерской рязанского ледового дворца "Олимпийский", и милейший Виктор Михайлович - знаменитый в прошлом международный арбитр, а ныне инспектор матчей суперлиги и начальник команды ХК "Рязань", - ежеминутно хватаясь за все эти аппараты, пытается в своем путаном рассказе воссоздать весь ужас минувшей пятницы.

Эти люди не выигрывали никакого Кубка Стэнли, как "Детройт" с Фетисовым, Константиновым и Мнацакановым в 97-м. Они не рассаживались по лимузинам и не сшибали деревья по вине заснувшего шофера. Рязанцы просто ехали на арендованном автобусе в Белгород на календарные матчи первенства высшей лиги. Проехали меньше половины пути: трагический выезд оборвался около половины шестого вечера в пятницу в 10 километрах от Орла.

А произошло вот что. Вдребезги пьяный мужик на красном "запорожце" вырулил с противоположной обочины, пересек встречную полосу и встал поперек шоссе, перегородив движение плотному потоку машин в тот момент, когда автобусу оставалось до этой точки менее 70 метров. Впереди автобуса шла "семерка", водитель которой в последний миг, пока "запорожец" еще двигался, успел вильнуть вправо и объехать преграду. У автобуса рязанцев такой возможности уже не было.

Шоферу пришлось резко брать влево в надежде прошмыгнуть рядом со внезапной баррикадой по встречной. Проклятый драндулет миновать удалось, но на мокрой от дождя дороге автобус повело. Мчась боком по встречной и разворачиваясь носом в обратную сторону, автобус вылетел на ту самую обочину, откуда мгновением раньше выехал "запорожец".

СПАСИТЕЛЬНАЯ АВТОБУСНАЯ ОСТАНОВКА

Не окажись прямо на этом месте хлипкой будки автобусной остановки, о которую автобус с хоккеистами ударился хвостовой частью, - и никакого ХК "Рязань" сегодня бы не существовало, поскольку погибших наверняка оказалось бы больше, чем выживших. Именно будку и должны благодарить пассажиры за то, что автобус не улетел кувырком в лес, а лишь завалился на правый бок и застыл.

- Водитель "семерки" оказался просто умницей, - говорит Губернаторов. - Проскочив по правой обочине, он тут же остановился и в зеркало увидел, что произошло с нами. Потому что все увидел и этот пьянчуга - и, естественно, попытался скрыться. Но парень на "семерке", представьте, тут же развернулся и погнался за ним! И задержал этого мерзавца, когда тот срулил с шоссе и застрял в грязи. У меня другое в голове не укладывается: представители прокуратуры, конечно, пообещали, что засадят его в тюрьму, но сейчас-то он даже не под арестом! Выпустили, вы представляете?

Не иначе как небеса вступились за хоккеистов. Из трех десятков людей в автобусе - 28 членов команды и двух водителей - не погиб никто. Однако ни один из 30 не выбрался наружу полностью невредимым. И теперь это не команда, а ходячая больничная палата. Ушибы, порезы, рваные раны, сотрясения мозга, разрывы связок, переломы рук и ног различных степеней тяжести - что-то из этого списка есть у каждого из потерпевших крушение. У 13 игроков основного состава травмы считаются тяжелыми. В их числе оба вратаря и больше половины защитников.

Поскольку автобус завалился на правый бок, практически у всех игроков и тренеров травмированы правые плечи, руки или ребра. Те, кто сидел слева от прохода, пострадали сильнее.

ЛЕЖА ПОД 12-ю ТОННАМИ

Но самое страшное испытание выпало на долю 21-летнего защитника Виктора Соколова. Ему автобус весом 12 тонн упал на обе ноги так, что ступни остались торчать снаружи, а туловище - внутри. На левой ноге - перелом малой берцовой кости со смещением, на правой голени - сквозная рана от железной скобы. Вылезшие наружу израненные хоккеисты попытались своими силами приподнять автобус, чтобы извлечь товарища, - не хватило сил. Не менее 15 минут ушло на то, чтобы извлечь его из-под груды металла - и все это время Виктор пролежал молча, не теряя сознания.

- Удивительно мужественный парень, - вспоминая жуткую картину, Губернаторов побледнел. - Лежал весь зеленого цвета от боли, но терпел молча. Он - единственный, кто до сих пор в больнице в Орле. Мы на всякий случай оставили Вите денег и вызвали по телефону его отца, который сразу же помчался в Орел из Москвы на машине. Но транспортировать его сразу нельзя было ни на автобусе, ни на поезде.

Президент ХК "Рязань" Юрий Смирнов, кажется, до сих пор не до конца осознал всю серьезность случившегося.

- Главный тренер позвонил мне с обочины в тот момент, когда я сам был за рулем - возвращался из командировки в Воронеж на машине, - рассказал мне вчера Смирнов. - Поначалу я, честно говоря, даже не понял смысла того, что он говорил. Было ощущение какой-то нереальности случившегося.

Матчи в Белгороде и следующие - в Киеве были, разумеется, отменены (позже их перенесли на декабрь и ноябрь соответственно). Но главное то, что, вернувшись в Рязань, команда решила: сниматься с чемпионата она не будет. И ближайшие домашние встречи - 22 и 23 октября против "Ариады-Акпарс" - состоятся по расписанию. Вот только каким будет состав несчастных хозяев - большой вопрос.

Пока в тренировках вместе с более или менее здоровыми игроками основы занимаются почти три пятерки (!) из второй команды.

Вячеслав МИТРОФАНОВ: "ВОЛОСЫ ОТ КРОВИ НАМОКЛИ И ПРИЛИПЛИ К ГОЛОВЕ"

К концу вчерашнего занятия во дворец зашел нападающий Вячеслав Митрофанов - небритый и с гипсом на правой руке.

- Я сидел прямо посреди заднего сиденья, закемарил и никакого "запорожца" не видел, - вспоминал он. - Проснулся от ощущения, словно мчусь на "американских горках" - знаете, когда в животе все замирает. Открываю глаза, смотрю - несемся не вперед, а боком. Сначала одним, потом другим. Инстинктивно хотел схватиться за кресло - не успел. И тут же почувствовал удар. Что было дальше - помню не очень четко. Мне казалось, что я выбирался наружу через боковое стекло по правому борту, а ребята говорят, что вытаскивали меня через заднее окно.

- Сотрясение мозга заработали?

- А вот и нет. Я вышиб заднее стекло головой, так что сотрясения не получил, но вся голова изрезана осколками. Ну и еще в довесок двойной перелом руки и приличный ушиб всей правой стороны тела. Врачи сказали, что даже без перелома - из-за одних ушибов - выбыл бы на месяц.

- Когда выбрались на волю, пытались вместе с остальными поднять автобус, чтобы вытащить Соколова?

- Нет, я в это время еще в автобусе лежал. Когда начали толкать автобус, я услышал крики снаружи: "Осторожно, там еще трое внутри!" Даже немного испугался: если бы толкнули слишком сильно, автобус мог еще раз перевернуться. А вылезти без посторонней помощи не получалось - меня зажало сиденьями. Надо мной еще был защитник Саша Нагайцев, а позади Валера Емельянов, наш вратарь. Они вылезли уже после меня.

- Сколько же времени вы пролежали в автобусе?

- Думаю, минут шесть. Первые две-три минуты я провел без движения - видимо, в шоке был. Даже боли не чувствовал. Потом начал двигаться - сразу и руку сломанную ощутил, и бок. Лицом я, кстати, уже и так на улице был. Видимо, я как выбил головой стекло, так в том положении и остался.

- Голова от порезов в крови была?

- Знаете, я не почувствовал. Но волосы сразу от крови намокли и прилипли к голове - как будто тряпочку какую-то приложили. Через день-другой причесываюсь - смотрю, клок волос на расческе. И голове больно. Просто волосы к ранам так и присохли.

- Может, безопаснее было просто протаранить автобусом этот чертов "запорожец"?

- Возможно. Но это ж каким суперменом надо быть, чтобы за долю секунды такое сообразить? Инстинктивно-то водитель всегда пытается от столкновения уйти. Нет, все возможное наш шофер, считаю, сделал.

- Кроме Губернаторова никто потом не пытался этому алкашу морду набить?

- (Шепотом.) Так Виктор Михалыч ему и врезал. А мы почти все в шоке были - даже те, кто легкими травмами отделался. Многие вообще не помнят первых минут после аварии - где стояли, что делали, с кем разговаривали... Пришли в себя только в больнице, в Орле. Но знаете, что меня удивило? Я еще в автобусе лежал, а на месте уже и милиция была, и "скорая", и эмчеэсники.

- А если бы все это случилось не в 10 километрах от Орла, а в двухстах?

- Просто чудо и счастье, что обошлось без погибших и без совсем уж страшных увечий. Ну а если бы кувырнулись в глуши... (пауза), тяжелее всего пришлось бы Виктору Соколову. Понимаете, нам очень помогли попутчики, люди из других машин. Очень! Без них даже не знаю, как бы мы Витю достали.

- Вы тоже пытались приподнимать автобус?

- Да что вы, я толком даже не помню, как из автобуса выбрался! Помню только, что, едва на воздухе оказался, начался болевой шок, меня затошнило, и я чуть не потерял сознание. Сразу упал на колени. Слышал только, что под автобусом кто-то кричит, а об остальном мне потом другие рассказывали.

- Лично я поражаюсь тому, как человек, лежавший под автобусом со сломанными ногами, все это время оставался в сознании.

- Виктору на самом деле дико повезло: автобус вынесло с дороги так, что его ноги оказались не на асфальте, а на земле. Было очень мокро, почва размякла, и ноги, видимо, немножко ушли в этот чернозем. Окажись там асфальт - все, конец, ноги просто отрезало бы железной массой. И еще нас, конечно, спасла эта несчастная остановка - только она и не дала автобусу перевернуться еще раз. Мы ее, по сути, сбили, но если б ее там не оказалось - кувыркались бы вновь и вновь, двести процентов вам даю! Вы представьте: все стекла в автобусе разбиты, у людей руки-ноги повылетали бы в эти дырки от окон - что от нас там осталось бы? А так чуть позже, когда эта покосившаяся будка начала мешать, ребята ее вчетвером просто в кювет сбросили.

- Можете сказать, что легко отделались?

- Однозначно! Трудно даже осознать, насколько нам повезло! Господь Бог, наверное, был в тот момент с нами.

Александр НАГАЙЦЕВ: "ПОСЛЕ УДАРА РАЗДАЛСЯ КРИК: "СОЛЯРКА ПОТЕКЛА!"

А вот что вспомнил о страшном моменте защитник Александр Нагайцев:

- Я в автобусе тоже сидел сзади, прямо слева от Славы Митрофанова. И после того как мы перевернулись, я оказался в самом низу этой свалки.

- В последние минуты перед аварией тоже спали?

- Нет, читал книжку. Голову поднял в тот момент, когда почувствовал резкое торможение. Смотрю, уходим в сторону. Думал сначала, что мы на большой скорости куда-то поворачиваем. Но тут вижу, что дороги уже нет, а есть лес, и мы несемся в него. В этот момент и случился удар, и мы перевернулись. И отовсюду посыпались стекла. Следующее, что помню, - лежу на спине на железке, которая делит пополам окно. Ногами кверху. Слышу, все кричат, что надо побыстрее выбираться из автобуса: мол, солярка потекла. Открываю глаза - рядом со мной лежит Слава Митрофанов, на нем какие-то баулы, и он не может вылезти - зажало сиденьями. Начинаю вставать и оказываюсь ногами на земле в одних носках.

К этому времени все уже вылезли, кроме нас троих, и я слышу снаружи крики, что надо раскачать автобус. В тот момент еще ни боли, ни страха не чувствовал. Только минут через 15 понял, что ударился правым плечом, а уж часа через два оно действительно заболело очень сильно. Я совсем легко отделался: через два-три дня буду в порядке. Правда, приболел еще. Мы ведь на улице под дождем четыре часа простояли.

- Четыре часа - в одних носках?

- Нет, после того как вытащили Славу, я нашел свои кроссовки.

- Вы были в числе тех, кто затем поехал из Орла в Москву на поезде?

- Конечно. Садиться снова в автобус, да еще незнакомый, уже как-то не хотелось (усмехается). Сейчас вот по Рязани на машине езжу - пока очень аккуратно себя веду.

- На следующий выезд не боитесь ехать?

- Что судьбой предписано - от того не уйдешь. Нет такого, что я теперь прямо боюсь автобусов. Просто отношусь к ним чуть скептически (смеется).

- До водителя "запорожца" добраться не пытались?

- Очень хотелось. Очень! Но его милиция сразу в свою машину посадила, и нас к ней не подпускали. Из нас всех только Виктор Михалыч до него и добрался.

- Когда из новостей узнаешь о том, что полный автобус на скорости 80 км/ч вылетел с трассы и перевернулся, первый вопрос: "Сколько жертв?" Ответ: "Ноль", - по-вашему, не фантастика?

- Когда смотрю сейчас на фотографии, которые там сделал, - действительно не верю, что мы все выбрались оттуда живыми.

- Вы еще и пофотографировать догадались?

- Ну да, мобильным телефоном эту груду железа поснимал. Снимки теперь на клубном интернет-сайте висят. К тому же часа через два, пока нового транспорта ждали на обочине, делать-то уже нечего было. Но там помимо меня и милиция фотографировала, и телевизионщики из Орла примчались.

Олег КУРИН: "СОКОЛОВА СПАС РАЗМЯКШИЙ ГРУНТ"

Главный тренер Олег Курин и вовсе огорошил меня первой же фразой:

- Я, знаете ли, уже второй раз в такую историю попадаю. Лет 15 назад, когда в Твери играл, выезжали из города на автобусе, и нас развернуло на гололеде. В итоге влетели боком в бетонный фонарный столб, самой серединой. Этот столб нас и спас. Если б не он - улетели бы в кювет, а он там просто жуткий был. Был автобус прямой, а от удара согнулся в бумеранг (смеется). А сам я тогда, как и сейчас, только башкой и ударился. А у других и лица осколками изрезаны были, и ногу кто-то сломал...

- Да вы просто в рубашке родились: два раза побывать в таком месиве - и без травм! А из этой рухляди как выбирались?

- Через лобовое стекло. Точнее, через то отверстие, где лобовое стекло прежде было.

- На улице тоже босиком оказались?

- Нет, я в шлепанцах сидел. Потом, когда Витьку вытащили, полезли за вещами.

- Долго Соколов под автобусом пролежал?

- Где-то между 15 и 25 минутами. Хорошо, администратор наш, Анатолий Викторович, - человек энергичный, сразу с Витей разговаривать начал. И суетиться, чтобы его как-то вытащить. Ребята ведь многие контуженными повылезали - в таком, знаете ли, индифферентном состоянии. Но я чувствовал себя нормально. Принялся тормозить КАМАЗы: дайте, говорю, какой-нибудь очень большой домкрат! Ни у кого не было. Хотели подкопать землю, чтобы Вите на ноги не так давило, - лопаты тоже не нашли.

- Как такое вообще вынести - столько времени пролежать под автобусом со сломанными ногами?!

- Ему придавило ноги ребром крыши, но под ногами был размякший грунт. Это и спасло. При том, что примерно треть автобуса осталась лежать на бетонке. Окажись Виктор там - все было бы намного хуже. Но терпел он мужественно - молча лежал и ждал...

P.S. "СЭ" выражает поддержку игрокам и тренерам ХК "Рязань" и желает им скорейшего выздоровления и успешного чемпионата.

Управление по проведению соревнований ФХР приняло решение о переносе матчей чемпионата России в высшей лиге между ХК "Белгород" и ХК "Рязань" на 15 - 16 декабря, а "Сокол" - ХК "Рязань" на 9 - 10 ноября, сообщает официальный сайт ФХР
Защитник «Салавата Юлаева» прокомментировал прошедшую игру с «Автомобилистом» и рассказал о подготовке команды к игре с магнитогорским «Металлургом».
Игроки уфимского «Толпара» Родион Амиров, Данил Башкиров и Семён Чистяков в составе юниорской сборной России поучаствовали в серии выставочных матчей.
15 Октября 2018

Неделя СДЮШОР

Подписаться на новости