15 Октября 2008

Последний матч Алеши Черепанова. По горькой иронии судьбы репортаж из Чехова выпало писать его близкому товарищу:

  


2007 год, Швеция, молодежный чемпионат мира-2007. Мой скромный дебют в качестве пресс-атташе сборной. И Лешин фантастический – в ранге лучшего нападающего турнира. Потому и буду я теперь всю жизнь помнить не бездыханное тело у служебного входа арены в Чехове, а добродушную улыбку мальчишки на крыльце базы сборной в Новогорске. Словно вчера это было…

В понедельник поздно ночью, когда я сел на последнюю электричку из Чехова, позвонил нижнекамец Женя Рясенский. Партнер Алексея по серебряной «молодежке», они там играли в одной пятерке:

– Как же так, Кирилл?! – как заведенный повторял Женя. – Как же так?!

А потом пошел обвал звонков. Рясенскому рассказал о несчастье партнер по «Нефтехимику» Игорь Мусатов. Тому сообщил питерский армеец Игорь Макаров, деливший в Швеции с Черепановым гостиничный номер. Просили передать соболезнования через «Советский спорт» вратарь «молодежки» и ЦСКА Никита Беспалов, голкипер «Вашингтона» Семен Варламов, защитник «Ак Барса» и капитан команды Слава Буравчиков, главный тренер сборной, а ныне «Торпедо» Евгений Попихин…

КАК ЧЕРЕПАНОВ НА ШУХЕРЕ СТОЯЛ

Та команда, что собрал Попихин в Швеции, оказалась по-настоящему компанейской. На первенство планеты Черепанов ехал зеленым новичком, которого, кроме скаутов НХЛ, никто по-настоящему и не знал. «Старики» молодежной сборной восприняли его настороженно: мол, еще пороху не нюхал, а звездные замашки налицо. Гуляет отдельно, с народом не общается.

1 января команда не играла. Естественно, 31 декабря всем хотелось отпраздновать Новый год по-человечески. Да вот незадача: спиртное в Швеции могут покупать только лица старше 21 года при предъявлении паспорта. Игроки сунулись на заправку, но строгие скандинавы отправили их восвояси. Пришлось мне, как самому старшему, в пять заходов бегать за пивом. А на шухере в коридоре гостиницы вызвался стоять не кто иной, как Черепанов…

После этого случая Алексей стал в команде своим. И не в стельку (потому что вообще не выносил спиртного), а по духу. Отметили Новый год мы на славу…

А в апреле я встречал в аэропорту «Шереметьево» прилетевшую из Финляндии золотую юниорскую сборную России (игроки 1989 года рождения). И персонально – автора победного гола в финале с американцами Алексея Черепанова. По заданию редакции Лешу требовалось «разоружить»: взять у него клюшку с личным автографом и передать ее, как эстафету, первой сборной России, которая готовилась тогда к первенству планеты в Москве.

Леша с фартовой клюшкой расстался без вопросов. Только засмущался по обыкновению: «Ну что ты все из меня суперзвезду лепишь, я же еще ничего такого не сделал».

Ту клюшку получил Александр Овечкин, завоевавший месяц спустя с товарищами только бронзу. Вчера утром, узнав о смерти Черепанова, Ови обратился к его родным со словами скорби…

«ОДНУ ТОЧНО ВАЛЬНУ»

Перед началом чеховского матча я по привычке набрал номер Черепанова. Когда он приезжает в Москву, всегда созваниваемся. А тут грех было его не поздравить с включением в расширенный список кандидатов в национальную сборную.

– Расширенный – еще не окончательный, рано поздравляешь, – не разделил моих восторгов Алексей. – Слушай, я убегаю на разминку, давай после игры пообщаемся.

– Скажи тогда, сколько от тебя голов сегодня ждать?

– Как получится. Но одну точно «вальну».

Он «завалил» уже в первом периоде, распечатав ворота Волкова и открыв счет в матче. Мог отличиться еще пару раз – не повезло… Он и вообще-то не был везунчиком вопреки устойчивому мнению: мол, подфартило с тренером, попал к Валерию Белоусову, ныне возглавляющему «Магнитку», – и, конечно, расцвел, заиграл….

– Да, он возился со мной, как нянька, – вспоминал как-то в Новогорске Алексей. – Опекал, показывал, что и как надо делать, где и как открываться. В этом плане я, пожалуй, и впрямь везунчик. Но вы попробуйте в 12 лет уехать из родного поселка в большой город, жить в интернате, подолгу не видеть родных…

Кто мог знать, наблюдая за элегантной, как всегда, игрой Леши в первом периоде, как смертельно не хватит ему сегодня хоть капли везения…

ТРЕТИЙ ПЕРИОД. «17.35»

Завершается третий период. «Витязь» ведет 5:4, «Авангард» поддушивает чеховцев, пытаясь сравнять счет. И мне уже пора ставить точку в репортаже. Как вдруг…

Это я только потом понял, что беда случилась не с кем-нибудь, а с Черепановым. После того как захлебывается очередная атака омичей, судья Бирюков останавливает встречу. Скорее по привычке бросаю взгляд на табло: «17.35». Неожиданно на скамейке «Авангарда» кто-то падает на пол. Смотрю, моментально с лавки вскакивает Яромир Ягр. Сдергивает краги, шлем и бросается к упавшему, голова которого еле видна на уровне бортика. Последнее, что я смог разглядеть с противоположной трибуны, – полуоткрывшиеся на несколько секунд глаза Алексея.

– Вы что, играть испугались? – крикнул кто-то из болельщиков «Витязя», но тут же осекся…

Обмякшего и потерявшего сознание Алексея тащат на руках в кабинет врача «Витязя». Стадион благодарно аплодирует стоя, провожая игрока соперников. Никто еще не понимает, что происходит. Хоккей – жестокая игра, мало ли… Все обойдется. Но в горле уже стоит комок.

Работники клуба ищут дежурившую на матче «скорую», а ее нет…

Срочно вызывают. Приедет она только через 15 минут.

Как невыносимо долго тянулись они…

Некстати вспомнилось, как Леша выручил меня уже на следующем молодежном чемпионате мира, в Чехии. По заданию редакции нужно было сделать шуточное интервью с кем-нибудь из игроков. Возможность для этого существовала одна – вечером после ужина команды. Однако как назло главный тренер «молодежки» Сергей Немчинов категорически запретил общаться с прессой, пригрозив санкциями.

Вопросы были серьезные: кем приходится Деду Морозу Снеговик и кем Снегурочка, где Дед Мороз живет, какие у него фамилия, имя и отчество, чем он отличается от Санта-Клауса… В то время как Немчинов разбирал прошедшую игру у себя в номере, Черепанов и защитник Слава Войнов, вернувшись в детство, хохотали в холле первого этажа. Несмотря на санкции, на двенадцать ночи и усталость после матча с финнами. Получилось здорово! Хотя, по-честному, отвечал в основном Черепанов, через раз придумывая ответы за Войнова.

А потом, прочитав вышедшую в газете заметку, Леша, словно ребенок, обижался за то, что я некоторые его ответы вставлял Войнову…

«НЕ ЗНАЕТЕ, В КАКОЙ СТРАНЕ ЖИВЕТЕ?»

Свисток арбитра возвращает к реальности. Лешу только что унесли под трибуны, но надо доигрывать две с половиной минуты. Главный тренер сибиряков Уэйн Флеминг выводит подопечных из ступора, заводит их похлопыванием и бодрыми криками. Зря он, конечно, старается, да и сам это понимает. Все, долгожданная сирена. Смотрю на часы. 21.18.

Бегу вниз. Навстречу перепуганная пресс-атташе «Витязя» Наталья Новикова.

– Пресс-конференции не будет, там у Черепанова сердце остановилось! – ошарашивает она с ходу.

И тут же натыкаюсь на испуганные глаза юного защитника чеховцев Алексея Гришина, сражавшегося год назад бок о бок с Черепановым в молодежной суперсерии против канадцев.

Наконец приезжает «скорая помощь». Батареи кардиостимулятора разряжены.

– Ехали на вызов, зная об остановке сердца, и не зарядили электрошок, – выговаривает почему-то охраннику кто-то из зевак.

– Вы что, не знаете, в какой стране живете? – зло отвечает секьюрити.

Раздетого Черепанова в одном комбинезоне выносят на носилках к автомобилю реанимации. Колют адреналин, делают прямой массаж сердца. Из носа Алеши начинает идти кровь. Санитары стирают ее тампонами, бросая их прямо на землю. Автомобиль реанимации уносится в больницу. А люди остаются. Никто не в силах уйти домой. Никто не может поверить в то, что Алексея Черепанова он видел в последний раз. А кровавые тампоны на асфальте – последняя память о нем.

– Лешенька, да за что ж нам такое?! – ревет кто-то из тренеров сибиряков. – Ты ж совсем еще молоденький…

…Совсем молоденький – он радовал нас своей игрой всего два сезона, открыв себя российскому хоккею в 17 лет. «Ах, какой парень! Все при нем: и техника, и бросок, и игровое мышление!» – восхищались вундеркиндом болельщики «Авангарда». Юноша из села Озерки Тальменского района Алтайского края бил на наших глазах все мыслимые и немыслимые бомбардирские рекорды. Пришлось специально под Черепанова придумывать в «Советском спорте» новую рубрику «Фабрика звезд». Первым выпускником «фабрики» стал Леша. А вскоре я сделал с ним первое большое интервью. Человеком он показался скромным и застенчивым, но в то же время необычайно уверенным в себе. Таким оказался и в жизни. Увы, безумно короткой…

P. S.

Когда я увидел его на улице, окруженного сотнями болельщиков и четверкой санитаров, меня затрясло. Я всю жизнь играл и играю в хоккей. И я отказываюсь понимать, как ТАКОЕ возможно. Да, бывают переломы, вывихи и сотрясения от столкновений и падений во время игры. Но умереть, сидя на лавке?! Нет нам прощения.

 

 
Защитник «юлаевцев» комментирует победу над «Нефтехимиком» в первой товарищеской игре.
Нападающий «Салавата Юлаева», вышедший на лёд после травмы, подводит итоги товарищеской игры с «Нефтехимиком».
Подписаться на новости