16 Октября 2008

Президент КХЛ Александр Медведев: Призу лучшего новичка - имя Алеши Черепанова

  Вчера Александр Медведев впервые после смерти Алексея Черепанова дал интервью журналистам, среди которых был корреспондент «Советского спорта». Президент КХЛ заявил, что с ноября начнется проверка здоровья всех игроков лиги. Тех спортсменов, у которых обнаружится порок сердца, будут отстранять от хоккея…  

«ГДЕ БЫЛА «СКОРАЯ», КОГДА УМИРАЛ ЛЕША?»

– Я находился в Америке, когда узнал о беде с Черепановым, – медленно, с болью в голосе говорит Александр Медведев. – Впечатление шоковое… Не укладывается в голове, как такое могло произойти. Страшная трагедия.

В первую очередь хочу выразить соболезнования всем родным, близким Алексея, всем болельщикам и нашим соотечественникам. Эта потеря не только спортивного, а национального масштаба.

Я где-то прочитал, что шансы спасти Черепанова были 50 на 50. Но даже если существовал один шанс из тысячи, он не был использован. Самое прискорбное в этой истории. Нужно найти ответ, почему так произошло. Нужна не формальная причина смерти – этим занимаются органы судебно-медицинской экспертизы, прокуратура продолжает расследование, КХЛ создала специальную комиссию с участием главы профсоюза игроков Андрея Коваленко. Важно ответить на вопросы по существу.

И на один вопрос нужно отвечать, не дожидаясь заключения медицинской экспертизы. Есть требования регламента, которые четко описывают обязательства к проведению матчей. Да что там, к медицинскому оснащению всех культурно-массовых мероприятий, будь то спорт, концерт или шоу. Комиссия КХЛ в сентябре была в Чехове и подписала акт о соответствии стадиона «Витязь» нашим требованиям – тогда было в норме все, включая медицинскую бригаду, «скорую помощь».

Так почему же этот акт сейчас нарушен? Почему «скорой помощи» не оказалось на стадионе в самый нужный момент? Это главнейший вопрос, и на него очень просто ответить. Этим сейчас занимаются следственная бригада и комиссия КХЛ.

Кроме того, – тут уже надо ждать заключения медиков, – как парень, который забил восемь голов в сезоне, демонстрировал прекрасную игру, стал кандидатом во взрослую сборную России, как он мог так внезапно погибнуть на льду? Тут не место эмоциям и сплетням. Специалисты должны четко выполнить экспертизу. И это не только долг перед памятью Алексея. Абсолютно все должны быть уверены, что, если с игроком или болельщиком что-то случится на стадионе, ему обязательно будет оказана необходимая помощь.

Пока не буду называть фамилии тех (хотя они нам известны), кто отвечал за проверку наличия «скорой» на арене. Но складывается впечатление, что эти люди положились на авось, и шанс спасти Черепанова был упущен.

Я только что получил корреспонденцию от врача «Детройта», который три года назад спас жизнь Иржи Фишеру. Тогда защитнику команды стало плохо прямо на скамейке запасных во время игры. Врач дал объективные советы, что нужно проверить в ходе расследования, какой должна быть медицинская оснащенность арен КХЛ. В частности, по требованию НХЛ на их стадионе должны присутствовать минимум две «скорые». А у нас в Чехове, когда каждая секунда была на счету, не оказалось ни одной…

Сейчас я вижу попытки некоторых людей защитить свою «честь мундира». Высказываются мнения – мол, Черепанов выходил на лед совершенно больным. Считаю эти заявления до того, как закончилось расследование (а это случится через три недели), абсолютно некорректными. Если не сказать кощунственными. Но мы должны понять, как такое могло произойти с парнем, который регулярно проходил медосмотр.

Мы уже согласовали вопрос в КХЛ, что с ноября, когда в календаре будет сделано окно под турнир сборных Кубок «Карьяла», мы начнем независимое медицинское освидетельствование молодых игроков. А в дальнейшем проверим вообще всех хоккеистов лиги. Возьмем биохимический анализ крови, исследуем работу сердца…

Мы обязательно запустим эту программу. У нас хватает хорошо оборудованных медцентров, где можно сделать нужные исследования. С учетом тех советов, которые нам дают доктора из НХЛ.

Кроме того, мы рассчитываем получить результат обследования Черепанова, которое он прошел в тренировочном лагере «Рейнджерс», когда был в Нью-Йорке. Надеемся, что американские коллеги пойдут нам навстречу.

Но самое страшное, что никакими мерами Алексея уже не вернуть. И от этой мысли становится не по себе…

«МЫ НАЧНЕМ ШИРОКУЮ БОРЬБУ С ДОПИНГОМ»

– Какие конкретно меры рекомендуются в том письме из Детройта? Там говорится об обязательном наличии дефибрилляторов на стадионе?

– Наличие этих устройств для быстрого запуска сердца давно предусмотрено. Но есть вопрос: умеют ли пользоваться дефибрилляторами врачи «скорой»? По крайней мере мы будем добиваться, чтобы уровень квалификации докторов, присутствующих на матчах, соответствовал тем рискованным ситуациям, которые могут возникнуть на хоккее.

– Сейчас, получается, на матчи приезжает дежурная бригада «скорой помощи»?

– Требование к составу этих бригад определяется распоряжением Минздрава РФ. Но комиссия КХЛ вместе с органами здравоохранения проанализирует, насколько хорошо нынешнее оснащение этих бригад.

Я отмечу, что врачи команд в отсутствие «скорой» тем не менее пытались сделать все, чтобы спасти Алексея. Им неоднократно удавалось запустить сердце спортсмена. Но, к сожалению, эти меры не помогли спасти парня.

– КХЛ не собирается проводить единое обследование хоккеистов на допинг?

– Мы обсуждали этот вопрос с Вячеславом Фетисовым, который представляет Россию в антидопинговом агентстве ВАДА. Проблема допинга в спорте в современном мире становится все более острой. Я с удивлением вчера услышал по радио: как же так, допинг в хоккее – это ординарное явление, на которое все закрывают глаза.

Это не так. Отечественный хоккей мог гордиться тем, что допинг у нас встречался редко. Мы обязательно запустим такую программу. Причем это будет независимая экспертиза, не имеющая отношения к КХЛ. Хотя мы готовы участвовать в ее финансировании.

Речь идет не о поимке отдельных нарушителей. Должна быть обозначена система препаратов, в том числе витаминов, которые использовать разрешено. А то ведь не секрет, что у нас ряд команд зачем-то кладут своих игроков под разные капельницы. Что в них содержится, никто не знает. Разрешенных составов для таких процедур нет…

Я перед встречей прочитал на сайте «Весь хоккей» проект обращения болельщиков к руководству КХЛ. И хочу сказать, что большинство предложений поддерживаю. В частности, решение увековечить память погибшего форварда «Авангарда». Приз лучшему новичку лиги нужно назвать именем Алексея Черепанова. Вне зависимости от результатов медобследования.

«НАМ НЕ НУЖНЫ КОМПРОМИССЫ»

– Будет ли дисквалифицирован дворец в Чехове?

– Правильно написали в Интернете: стадион должен быть оборудован комнатой для медпомощи... Хотя опять же, комиссия КХЛ посещала Чехов. И на том матче в сентябре все медицинские требования были в норме.

– Я правильно понимаю, что за присутствием «скорой» должен следить инспектор матча?

– За это отвечает принимающая сторона.

– Когда начнется обследование игроков, в регионы будет выезжать бригада врачей из Москвы?

– Сначала мы определим круг медцентров, составим список анализов. И уже тогда хоккеистам в ноябрьском перерыве чемпионата придется приехать в ближайший к ним центр. Делаем это ради здоровья самих же спортсменов.

Могу привести пример игрока СКА Юрия Панова. На предсезонке у него обнаружили прогрессирующую аритмию сердца. Слава богу, лечение было вовремя проведено.

– А что произойдет с теми, у кого обнаружится хроническая болезнь сердца?

– В первую очередь это ответственность врачей клуба, которые допускают спортсмена к матчам. Но ситуация с Черепановым доказывает, что нам нужно иметь независимое медзаключение. Рисковать жизнью хоккеистов мы не станем. Лига не будет допускать на лед тех игроков, кто имеет заболевания, не совместимые с занятием спортом.

– Смерть Черепанова сильно ударила по имиджу КХЛ? Сейчас об этой трагедии говорят все. Какая мама теперь отведет своего сына в хоккей?

– Здесь думать об имидже нужно в последнюю очередь… Вы правы, эта беда произошла в КХЛ. Но наша лига возникла не на ровном месте, мы не строили новые дворцы. Мы имеем дело с теми же врачами, менеджерами, что и раньше. Легче всего обвинить КХЛ. Но нужно работать, улучшать инфраструктуру. Работать, чтобы достичь прогресса. Чтобы не допускать больше таких трагедий.

– Насколько КХЛ будет жесткой в своих санкциях к виноватым?

– Никаких компромиссов – ни по этому случаю, ни по другим. В частности, в вопросе соблюдения потолка зарплат. Это у нас под контролем. Привлеченная аудиторская комиссия определила случаи нарушения правил. Если кто-то думает, что эти проблемы можно замылить, используя авторитет губернатора или кого-то еще, они жестоко ошибаются.

– В ближайшее время стоит ждать разоблачений?

– Да. Мы дали клубам время привести в порядок бюджеты. К сожалению, по некоторым случаям не увидели ответной реакции. Теперь пусть эти команды пеняют на себя. Санкции известно какие…

– Исключение из КХЛ?

– На первом этапе – штраф в размере той суммы, которая была выведена в серую зону (то есть той разницы, на которую был превышен потолок, – Прим.ред.). Это дело нешуточное. Но очень скоро мы назовем нарушителей.

 

Баталова, Сосина и Шибанова в очередной раз сыграют за российскую сборную. Денис Афиногенов впервые вошёл в тренерский штаб национальной команды.
Подписаться на новости