21 Июля 2009

Сергей ФЕДОРОВ: "В ПЛАНЕ ДЕНЕГ В КХЛ ЛУЧШЕ, ЧЕМ В НХЛ"

Вчера гостем "СЭ" был легендарный форвард, который вернулся играть в Россию, завершив 20-летнюю карьеру в НХЛ.

Несмотря на тридцатиградусную столичную жару и ужасающую духоту, 39-летний звездный новичок "Магнитки" Федоров появился в редакции "СЭ" в строгом костюме, поверх которого был надет свитер "Металлурга". В том самом, в котором он чуть ранее был на пресс-конференции в офисе КХЛ. Именно в этом наряде он почти час отвечал на вопросы корреспондентов отдела хоккея.

 

СКАЗАЛ В ВАШИНГТОНЕ: "ЛУЧШЕ ВЫ К НАМ!"

- Каковы ваши первые впечатления от Москвы после столь долгого отсутствия в столице?

- Москва стоит на месте, в ней по-прежнему все очень красиво и величественно. В знаменитые московские пробки еще не попадал - возможно, из-за того, что прилетел в воскресенье (улыбается). В принципе после отъезда в Америку я неоднократно бывал в России, но одно дело приехать на две-три недели, и совсем другое - вернуться сюда на постоянное место жительства. Такое возвращение всегда волнительно. Благодарен руководству магнитогорского "Металлурга", особенно президенту клуба Виктору Рашникову и генеральному директору Геннадию Величкину, за предоставленную возможность приехать на родину и поиграть с братом.

- Что стало причиной того, что вы все же вернулись играть в Россию?

- Наверное, то, что в НХЛ упал спрос на игроков моего возраста. Для клубов НХЛ сейчас самое главное - подписать молодых хоккеистов на перспективу, а про возрастных они вспоминают в самом конце. В какой-то момент я понял, что не являюсь для руководства клуба главной целью для подписания. А поскольку сезон в России начинается на шесть недель раньше, чем в НХЛ, надо было принимать решение. И я его принял. Но был при этом в тесном контакте с руководством "Вашингтона", и оно знало о каждом моем шаге. Что же касается "Металлурга", то попал туда во многом благодаря своему отцу, у которого очень хорошие отношения с Величкиным еще с того времени, как в "Магнитке" играл мой брат Федор - если не ошибаюсь, он там был в аренде. Федор всем в Магнитогорске понравился, и, видимо, уже тогда руководство клуба рассчитывало со временем подписать и меня. У нас состоялся добросердечный разговор с представителями "Магнитки", и мы быстро достигли соглашения. А благодаря моему агенту все формальности были улажены за две недели.

- Русские партнеры по "Вашингтону" уговаривали остаться?

- Сразу после окончания сезона Овечкин и Семин начали спрашивать, что я буду делать. Я же тогда еще не до конца был в курсе происходящего. В "Вашингтоне", конечно, предлагали разные суммы контракта. Сема даже сказал: мол, ничего, в защите поиграешь (улыбается). Но я ответил: "Нет уж, лучше вы к нам приезжайте".

- Столица США вас проводила?

- Нет, в "Вашингтоне" особенных проводов не было. Я сделал свой выбор, и он был понят.

- Смотрели игры КХЛ?

- Не удалось пока увидеть ни одного матча.

 

ОВЕЧКИНА СПАСАТЬ НЕ НАДО

- Несколько дней назад в нашей газете вышла статья под заголовком "Спасите Овечкина". Наша звезда за одно межсезонье лишилась трех помощников - вас, Виктора Козлова и тафгая Дональда Брашира. Какие в этой связи перспективы у Саши?

- Думаю, что ничего страшного или из ряда вон выходящего не случилось. Эволюция существует везде, в том числе и в хоккее. Но, во-первых, поздравляю Сашу с тем, что снова стал лучшим игроком планеты. Во-вторых, очень рад за Виктора. Он подписал хороший контракт в Уфе и теперь будет играть больше, чем семь-восемь минут, как это часто бывало в "Вашингтоне" (улыбается). За Овечкина же не волнуюсь. "Кэпиталз" уже пригласили несколько новичков, и, полагаю, у Саши не окажется недостатка в хороших помощниках, а уж тем более в бойцах.

- Но одно дело, когда рядом есть Сергей Федоров, который за счет видения поляны и понимания игры способен оказать серьезную помощь. Совсем другое - если Овечкин играет сам по себе в стиле "в каждой бочке затычка". Это может быть чревато кучей неприятностей со всех сторон, серьезными силовыми контактами и столкновениями.

- Саша играет в очень жесткий хоккей, сам любит сталкиваться с соперниками, поэтому думаю, что никаких проблем возникнуть не должно. К тому же у него есть отличный центральный нападающий - швед Никлас Бэкстрем. Я бы сказал, что он видит Сашу с закрытыми глазами. Даже когда сам спит (смех в зале). Так и есть на самом деле. Бэкстрем отдает Овечкину пасы из любой ситуации и в любую точку. В общем, особенно беспокоиться за Сашу не надо. А если ему понадобится личный тафгай, то найдут кого-нибудь. С этими ребятами проблем быть не должно.

 

НОВОСИБИРСКИЙ ПЛЕКСИГЛАС

- За 20 лет выступлений в НХЛ не отвыкли ли вы от российских реалий?

- Не думаю. Во время локаута в 1994 году я уже играл в России за сборную звезд НХЛ. Например, в Новосибирске, где есть только хоккейная коробка, старые плексигласовые стекла и много-много зрителей. Мне кажется, будет даже интересно вспомнить былые времена, поиграть на таких аренах.

- С чартерами для хоккейных клубов в России тоже проблемы - как и с десятками тысяч зрителей на каждой игре. Так что комфорта вам ждать вряд ли стоит.

- Знаете, в НХЛ с комфортом тоже не все в порядке. Особенно на льду, где во время каждой смены на тебя летит торпеда. Так что любое сравнение - вещь очень спорная. Кстати, в той же НХЛ не все арены удобны - у каждого игрока, уверяю вас, есть те, которые ему нравятся, и те, которые не очень.

- Что вы думаете о трениях, которые в последнее время возникли между НХЛ и КХЛ? "Делах" Радулова, Дадонова, Гудлера и некоторых других.

- Знаю, что в бизнесе работа идет только тогда, когда правила игры устраивают обе стороны. И когда обе стороны готовы к компромиссам. Наверное, пока в мировом хоккее такое равновесие не достигнуто.

- Две главные звезды мирового хоккея - Александр Овечкин и Евгений Малкин - достались североамериканским клубам бесплатно. И это для России дополнительный раздражитель.

- Понятно, что это ненормальная ситуация. С другой стороны, я тоже в свое время уехал из СССР в НХЛ бесплатно. Так что, наверное, здесь не мне судить.

- Каким вы видите выход из сложившейся ситуации?

- Я только полтора дня в России и не готов выступать с глобальными идеями о мире. Мне кажется, для начала нужно встретиться, обозначить болевые точки. Вообще, договор на данном этапе нужен обеим сторонам - и прежде всего НХЛ, которая начинает чувствовать конкуренцию со стороны КХЛ.

- Конкуренция действительно есть - или пока это всего лишь громкие слова?

- Нет, здесь нет никаких преувеличений. Например, в финансовом плане Континентальная лига продвинулась очень далеко, тогда как НХЛ остается чистым бизнесом, где нужно бороться за каждого зрителя и где эта борьба идет с переменным успехом. Плюс в Штатах сегодня новый президент, и, скорее всего, будут новые, еще более жесткие налоги. Да и согласно действующему коллективному соглашению между НХЛ и профсоюзом, из зарплат игроков вычитаются все новые и новые суммы. В итоге ситуация в НХЛ становится все более и более сложной.

 

О КОВАЛЕНКО И ГУДЕНАУ

- Не могли бы вы на правах ветерана НХЛ раскрыть эту бухгалтерию?

- Откровенно говоря, технические вопросы - это не мое дело. Если говорить кратко, то примерно 45 процентов от суммы зарплаты уходит в налоги плюс около 13 процентов, согласно коллективному соглашению, - в специальный фонд. Если НХЛ получает прибыль, эти деньги к тебе возвращаются. В первые два сезона после подписания коллективного соглашения так и было, однако в прошедшем сезоне ничего не вернулось. Более того, во второй половине чемпионата отчисления в этот фонд повысились примерно до 20 процентов. Если с налогами, то это уже около 65 процентов контракта. Дальше считайте сами, сколько денег остается... К слову, до сих пор непонятно, как профсоюз игроков мог согласиться с такими жесткими условиями.

- В ходе последнего локаута профсоюзу игроков поначалу предлагали более выгодные условия, чем те, на которые в итоге согласился ваш тогдашний босс Боб Гуденау.

- Первоначальный вариант, на его взгляд, тоже был не совсем выгодным для хоккеистов. Ассоциация игроков никогда не боролась против хозяев клубов. Те сами всегда платили деньги, которые считали нужными. В первую очередь хозяевам необходима была продуманная финансовая система, устроившая их самих. Они во время локаута боролись за свои интересы. Игроки же попросту сидели и ждали, когда для них откроют арены, чтобы продолжить работать. В принципе хозяева заключили договор против самих себя, чтобы как-то узаконить систему и выравнять ситуацию для разных клубов. Раньше ведь как было - например, я играю в Нью-Йорке и у меня много денег, а другой хоккеист сидит в Калгари, и у него их мало, поскольку команда не такая богатая. С этой точки зрения в новом договоре между НХЛ и профсоюзом все было сделано очень правильно. Возможности для игроков в разных клубах были уравнены, но сами хоккеисты от этого нововведения и пострадали.

-Знаете ли вы, что в России тоже есть хоккейные профсоюзы?

- Да, слышал об этом. Один вроде бы возглавляет Андрей Коваленко, с которым мне довелось поиграть в ЦСКА.

-Наверное, ему будет интересно ваше мнение по тому или иному вопросу.

- Честно говоря, пока не думал об этом, но если спросит - скажу, что думаю. Для начала мне нужно адаптироваться, ведь в Россию я прилетел только вчера.

-Профсоюзную карьеру делать не намерены?

- Нет, таких планов пока нет.

 

БЫЛ ГОТОВ ВЕРНУТЬСЯ В ЦСКА

-Предположим, что на месте "Металлурга" оказался бы московский клуб. Приняли бы вы это предложение?

- Я был готов играть в любом российском клубе, но после того, как в "Магнитке" оказался брат Федор, мой выбор был предопределен в пользу Магнитогорска.

-Когда президентом ХК ЦСКА стал Вячеслав Фетисов, с которым вы в свое время немало вместе поиграли, все ждали, что вы тоже окажетесь в этой команде. Были ли у вас контакты с новым руководством армейского клуба?

- Я всегда считал себя армейцем, потому что та школа, которую я прошел в ЦСКА в советские времена, дала мне возможность выступать на довольно-таки высоком уровне. Что касается моего возможного появления в рядах армейцев, то, если бы Вячеслав Александрович пришел в ЦСКА чуть раньше, я бы подписал контракт с родным клубом.

-На любых финансовых условиях?

- Для меня деньги никогда не были на первом месте, главное - играть в хоккей.

-В свое время приезды Алексея Яшина в Ярославль и Яромира Ягра в Омск наделали немало шума. Можете себе представить, что вас ждет, когда вы в первый раз приедете в Магнитогорск?

- Если честно - нет. Но то, что интерес будет огромным, понял еще на пресс-конференции в офисе КХЛ.

-Ваш отец и по совместительству эксперт нашей газеты Виктор Федоров утверждал, что Федор Федоров по сумме всех качеств как игрок сильнее Сергея. Согласны с таким мнением?

- Я еще не имел возможности играть вместе с братом, но если отец говорит, значит, так оно и есть. Рад такому сопоставлению, потому что не только в семейном, но и в человеческом плане младшее поколение должно быть лучше старшего. Думаю, Федору будет приятно услышать такие слова.

-Тем не менее Федор пока не сумел полностью раскрыть свой талант. Может быть, ему мешает то, что он вырос в Америке?

- Да, Федор с 12 лет постоянно начал жить за океаном. Но не думаю, что это мешает ему расти. Просто Федор, как и мой отец, более прямолинейный человек, я же в этом смысле немного оторвался от семьи, потому что рос сам по себе. Но ведь люди и должны отличаться друг от друга - по-моему, это самое главное.

-Согласны ли с тем, что в командном плане Сергею Федорову удалось добиться практически всего, а в индивидуальном получилось раскрыться лишь процентов на 70?

- (После паузы.) Сложно самому хоккеисту судить о своей карьере - хорошо она сложилась или плохо. Думаю, в персональном плане я достиг тех высот, о которых и не мечтал. Что же касается 70 процентов... Наверное, в моем возрасте трудно найти недостающие 30 (смеется). Я просто хочу поиграть в хороший хоккей с братом, чтобы болельщики, которые придут на стадион, получили удовольствие.

 

У МЕНЯОЧЕНЬ БОЛЬШОЕ СЕРДЦЕ

-Не кажется ли вам, что эти 30 процентов вам задолжал легендарный тренер Скотти Боумэн, под руководством которого вы играли в "Детройте"?

- Это не совсем так. Я благодарен Скотти за то, что он дал мне возможность сыграть в полной мере хотя бы один сезон. Тогда я находился на площадке по 28 минут за игру - это очень много. Если бы Боумэн и дальше давал мне играть столько времени, я бы не остановился на достигнутом. Но в следующем сезоне, когда начал играть всего по 20 минут, долго не мог понять, что происходит! Почему меня не используют, ведь я доказал, что могу забивать в любой игре и в любой ситуации. И лишь через пять - семь лет проанализировал те сезоны и вспомнил, что лично мой хороший сезон не закончился победой "Детройта" в Кубке Стэнли. Тогда-то и понял, что результата надо добиваться командой, а не индивидуальными действиями. В те времена у Скотти было очень много горячей картошки в руках, которой надо было быстро манипулировать. Иными словами, ему нужно было принимать такое решения, чтобы команда не только играла, но и достигала тех целей, которые перед ней поставлены. Поэтому никаких обид на Боумэна нет.

-Как вы прокомментируете его высказывание о том, что у Сергея Федорова есть все, кроме большого сердца?

- (Усмехается.) Этому высказыванию уже лет 15. Не знаю, какое у меня сердце - наверное, с кулак (смеется). У Боумэна была такая особенность xapaктepa - он всегда умел заставлять сильнейших хоккеистов играть еще лучше, так как считал, что для таких игроков нет предела. Считаю, этой фразой в определенный момент он просто хотел меня подстегнуть к какому-то шагу в развитии как игрока. А вообще думаю, что пресса просто опустила вторую ее часть - у Сергея нет большого сердца, но есть очень большое сердце (улыбается).

-В том сезоне, о котором вы говорили, вам удалось обойти великого Гретцки и забрать титулMVPсезона.

- Это так, но Уэйн как мой друг и настоящий герой того времени, очень лестно отзывался о моей игре. Благодарен ему за это, потому что те слова услышали и руководители НХЛ, после чего стали смотреть по-другому не только на Сергея Федорова, но и на других русских игроков.

 

В "ВАШИНГТОНЕ" НЕ БЫЛ ЗАТЫЧКОЙ

-Вам не обидно, что в "Вашингтоне" в последнем сезоне вас использовали как своеобразную затычку, закрывая проблемные места?

- Я бы не сказал, что был какой-то затычкой. Команда нуждалась в том, кто мог это сделать, и я сам предложил использовать меня на любой проблемной позиции. Хотел больше находиться на поле и думал, что если вхожу в первую шестерку нападающих команды, то буду играть по 18 - 20 минут. Какой же я был наивный! Ведь есть же удаления, большинство, меньшинство. Думаю, и в клубе меня тоже не совсем правильно понимали, потому что я попросил контpaкт еще на один год, а это в планы "Вашингтона" тогда не входило (улыбается). Может быть, поэтому в конце сезона получал не очень много времени, а в плей-офф редко играл больше 16 минут.

-Сейчас готовы играть по 25 минут?

- 25 минут - это круто! Надо попробовать, я давно уже не играл в таком ритме, да еще на больших площадках. Уже начал готовиться к сезону, провел несколько занятий на льду, так что приехал в Россию во всеоружии. Точно знаю: для того чтобы здесь играть на соответствующем уровне, придется здорово пахать. То есть у меня нет никаких иллюзий, а внимание прессы и болельщиков дает дополнительный толчок к серьезной работе.

-Вы можете представить, что ваша с братом тройка станет самой результативной в КХЛ?

- Я все-таки хоккеист, а не журналист, поэтому не хочу загадывать вперед. Тем более что никогда этого раньше не делал. Обещаний, извините, давать не буду. Зато точно знаю, сколько нужно вложить труда, чтобы этого достигнуть. Могу сказать - да, я заброшу 50 шайб, а потом ничего не получится. Так что давать подобные обещания очень опасно (улыбается).

-Как думаете, где проще набирать очки - в КХЛ с ее большими площадками или в НХЛ?

- Если честно, то я даже не в курсе, столько в КХЛ ассистентов вносят при забитом голе. Двоих? А вообще, собственная результативность сильно зависит от того, с кем выходишь играть.

-Здесь же все ясно - вам предстоит играть с Федором.

- Хорошо, но ведь остается и чисто технический момент - я с ним никогда вместе на высоком уровне не играл. Поэтому нам еще предстоит добиться идеального взаимопонимания. Поначалу не все так гладко будет получаться. Мне лестно слышать, что вы уверены - у нас все здорово получится. Но для того, чтобы так произошло в действительности, надо приложить много усилий.

-Может случиться, что вашу связку с братом разобьют?

- В первую очередь это прерогатива тренера. А во-вторых, надеюсь, мы с братом сыграемся как надо.

 

ПАПА ПО-ПРЕЖНЕМУ В ПОРЯДКЕ

-Нет ли у вас идеи выпустить на Матч звезд звено, где по краям места займете вы и Федор, а роль центрального исполнит ваш отец Виктор Александрович?

- (Смеется.) Сейчас, конечно, можно пофантазировать и на эту тему. Хотя на коньках папа стоит совсем неплохо. Я недавно начал заниматься вместе с ним - готовлюсь к сезону. Уже успели опробовать лед в Детройте. Для своего возраста отец смотрится нормально. Но я не думаю, что предложенная вами идея когда-нибудь будет реализована. Мне подобное даже представить сложно. Да и такой подход со стороны смотрится как самореклама. Вы об этом можете говорить со спокойной душой, а вот мне не совсем удобно.

-Зато такая идея отлично укладывается в американские рамки, где собаку съели на раскрутке и пиаре.

- С этим я как раз совершенно согласен. Но для того, чтобы попасть на Матч звезд, мне надо показать определенный, высокий уровень игры. Поэтому не будем торопиться. Вот попадем, тогда и станем говорить на данную тему. Либо Лига решит устроить такое событие, либо с вашей подачи попросим его организовать (улыбается).

-Знаете, что эта игра может состояться в Минске - не последнем для вас городе?

- Могу сказать, что Минск- это моя вторая родина после Пскова и Апатит. Мои лучшие годы, когда я был юниором, прошли именно в Белоруссии. В Минске у меня были замечательные тренеры и прекрасная команда ребят 1969 года рождения. Она, кстати, тогда выиграла Спартакиаду Советского Союза. В минской "Юности" я провел отличное время, мне даже удалось сыграть полтора десятка матчей за "Динамо", причем на лед доводилось выходить вместе с Владимиром Крикуновым. От того периода остались исключительно приятные воспоминания и ощущения. Игра в Белоруссии стала хорошим этапом в моей карьере, подготовившим плацдарм для прихода в ЦСКА.

-Вы, наверное, давно не были в ЛДС ЦСКА?

- Да, так и есть.

-Уже несколько лет существует традиция поднимать свитера прославленных в прошлом игроков и тренеров ЦСКА под своды арены. Во время вашего приезда с магнитогорским "Металлургом" в ЛДС наверняка поднимут свитер и с вашей фамилией.

- Если такое произойдет, то внутри меня будет много разных эмоций. Но подумать об этом я не могу, поскольку прилетел только вчера. А уже столько интересных вопросов услышал, можно сказать, мировой важности (улыбается). Для начала отвечу так: воспоминаний точно будет куча. В то же время это пройденный этап, который я вспоминаю с теплотой. Защищать сейчас цвета "Металлурга" для меня очень почетно.

 

НУЖНО ДВИГАТЬСЯ В ЕВРОПУ

-Как вы относитесь к возможным планам руководства КХЛ в дальнейшем сделать нашу лигу общеевропейской?

- Для развития хоккея по эту сторону океана такие изменения станут серьезным шагом. Это было бы здорово! Просто я не знаю, как можно соединить в единое целое разные части Европы. Все-таки если летать на восток, придется преодолевать слишком большие расстояния. Но это технические вопросы, которые можно решить в будущем делением на дивизионы и конференции. Оценивая же такой план в целом, могу сказать, что это отличный шаг как для самого хоккея, так и для фанатов. У них появится возможность посмотреть на звезд из Европы, а там, в свою очередь, - на игроков из России. Подобные преобразования широко отроют двери, что пойдет на пользу всем сторонам. В Европе любят и очень активно ходят на хоккей, там это бизнес. А у нас? Большой вопрос. Европейцы согласились бы на такое расширение, если бы российские арены вмещали побольше - не 5 - 7 тысяч, а 12 - 15.

-Не кажется ли вам, что сейчас идет негласная война между НХЛ и КХЛ?

- Я не в куpce и не до конца все осознал, но, на мой взгляд, она идет. НХЛ делает все для собственной популяризации, а не работает для Европы. Возьмите те же матчи, которыми в последние годы отрывается сезон в Старом Свете. НХЛ они необходимы как реклама самой себя. За океаном сейчас заняты только своими проблемами. В Канаде, где обожают хоккей, всего шесть клубов. Остальные - в США. Для богатых людей, владеющих американскими командами, хоккей - это только второй или даже третий бизнес. С учетом нынешней экономической ситуации его тяжело сделать прибыльным.

-Вы считаете, что засилье американских клубов плохо влияет на хоккей в НХЛ как таковой?

- Да, я так полагаю. Бизнес часто мешает развиваться хоккею. Его нельзя рассматривать как бизнес.

-В Канаде мало клубов, так почему же Бэттмен не дает перевести убыточный "Финикс" в Гамильтон, где бы на хоккей ходили толпами?

- Там существует много разных причин, но я не в куpce, чем именно руководствуется НХЛ. Когда-то и в пустыне ходили на хоккей. Я помню, как мы играли с "Койотами" в плей-офф. Просто последние 5 - 7 лет команда у "Финикса" невысокого класса, поэтому и арена не заполняется, тем более что билеты достаточно дорогие. Команду хотят перевезти в Гамильтон - там, наверное, посещение матчей для болельщиков будет обходиться дешевле, и они заполнят арену. Кроме того, наверняка существуют технические вопросы. Все это, как вы видите, мешает самой игре. И это проблема. Я бы даже сказал - сумасшедшая проблема.

-Ваше возвращение в Россию можно рассматривать не только как выбор для продолжения игровой карьеры, но и как план с прицелом на будущее, чтобы здесь жить и работать, например, в КХЛ?

- Можно, конечно, и помечтать. Но сейчас мне сложно об этом думать, тем более что я не люблю загадывать. Поэтому отвечу банально: почему бы и нет?

-Как вам идея стать акционером ЦСКА?

- Как напишете, так и будет (улыбается). Сейчас для меня задача номер один - показать хороший уровень хоккея, выступая за "Магнитку". А там посмотрим.

-Многие мечтают, чтобы ваша тройка с Могильным и Буре, на этот раз в качестве акционеров, снова сделала ЦСКА сильнейшим клубом в стране.

- Для меня лично ЦСКА многое значит - не только на словах, но и в душе. С нынешним президентом клуба Вячеславом Фетисовым, думаю, еще пообщаемся. Пока он все делает правильно, назначил главным тренером Сергея Немчинова. Для того чтобы возродить клуб, надо привлекать серьезных спонсоров с большими деньгами, а эта задача Фетисову, как мне кажется, по плечу. Он знает, как это сделать.

-Уэйн Гретцки и Марио Лемье остались в хоккее и после завершения игровой карьеры.

- Клуб Уэйна обанкротился, и последние несколько лет выступал неудачно, тогда так Лемье провел отличную работу и выиграл с "Питтсбургом" Кубок Стэнли. Здесь палка о двух юнцах. Вот вы сказали про Буре и Могильного, с ними я давно не общался. У нас различные взгляды на жизнь. Сашка, может, скажет, зачем мне это надо, у меня семья. Ну а что сейчас делает Паша, я и вовсе не знаю.

 

С НХЛ ПОКОНЧЕНО

-Сколько вы еще планируете играть?

- На хорошем уровне, рассуждая реально, надеюсь отыграть два года. Хочется обойтись без травм. Дальше будет видно. Я всегда не любил загадывать, и сейчас этого делать не хочу.

-Было ли ощущение, что свой последний матч в НХЛ вы уже сыграли?

- Сборы в Россию заняли так много времени, что об этом не было времени задуматься. Просто после последнего нашего матча в плей-офф я понял, что с НХЛ закончил.

-Почему в "Магнитке" выбрали 18-й номер, ведь в НХЛ вы играли под 91-м?

- Свою карьеру я начинал в ЦСКА именно под этим номером, который раньше принадлежал, кажется, Иреку Гимаеву. Поэтому можно сказать, что круг замкнулся. Теперь у меня снова все начинается, но в России. В свое время я неплохо играл в ЦСКА. Теперь хочу добавить к этому 20-летний опыт выступлений в НХЛ, чтобы все пошло на пользу "Магнитке". Я, кстати, даже не задумывался о том, что этот номер похож на номер брата - 81. Наверное, это судьба.

-Как друзья отреагировали на ваш переезд в Россию?

- Я сам удивился, но никто не отговаривал меня от возвращения. Для них Россия - это непросто. На некоторые их вопросы у меня даже нет ответов. Я говорил, что приезжать к ним смогу редко. Они же отвечали - мы сами к тебе приедем.

-Сколько килограммов багажа привезли с собой?

- Могу сказать, что ни одну из своих сумок я не мог поднять один, делали это вдвоем. Но за перевес я заплатил достаточно (смеется).

 

Михаил ЗИСЛИС, Игорь ЛАРИН, Александр ШАПИРО, Владимир ЮРИН
 

Подписаться на новости