10 Января 2013

Теперь обледенела полоса...

«НЕ УСПЕЛИ ИСПУГАТЬСЯ»

«Ариада-Акпарс» возвращалась с выездного матча в Краснодаре, где обыграла местную «Кубань» – 1:0. Под утро самолет должен был приземлиться в аэропорту Казани – там находится ближайший к Волжску аэропорт, от него до города порядка 70 километров. Но так как полет проходил на пропеллерном самолете Ан-24, ему требовалась дозаправка. В Саранске. Именно там и случилась жесткая посадка…

– Мы не успели ничего понять и тем более испугаться, потому что все движение юзом заняло секунд семь-восемь, не больше, – вспоминает ЧП наставник «Ариады-Акпарс» Ильнур Гизатуллин. – За бортом ночь – ничего не видно. Самолет коснулся посадочной полосы, а потом я почувствовал, что его развернуло и понесло вбок. Единственное, что напрягло в тот момент, – полетели баулы, которые были на сиденьях.

Через несколько часов на сайте приволжского следственного управления на транспорте Следственного комитета РФ появился сухой пресс-релиз:
«9 января в 1 час 10 минут самолет Ан-24, принадлежащий «Авиалиниям Мордовии», при приземлении выкатился на 110 метров за пределы взлетно-посадочной полосы. На борту находились 5 членов экипажа и 29 пассажиров (тренеры и игроки хоккейной команды «Ариада-Акпарс»). Никто не пострадал, каких-либо повреждений на самолете не обнаружено.

На место происшествия выехала следственно-оперативная группа. Проведены проверочные мероприятия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего, осмотрено место происшествия, опрошены очевидцы, назначены исследования. Следствием рассматриваются все версии происшествия, одна из которых – ухудшение сцепления с полосой (обледенение ВПП)».

«НАС СПАСЛИ ПИЛОТЫ»

– Мне кажется, нас спас опыт пилотов, – считает директор «Ариады-Акпарс» Алексей Луньков. – Они уже 30 лет летают вместе. Бывало даже сажали самолет без работающего двигателя.

– Что случилось, мы поняли, только когда вышли из самолета, – продолжает рассказ Гизатуллин. – Вот тогда стало по-настоящему страшно. Лайнер стоял в сугробе высотой полтора метра. И если бы снег был жесткий, он мог бы перевернуться. А в крыльях еще оставалось топливо. В этом случае мы бы так легко не отделались… Но на наше счастье снег оказался свежим, рыхлым, и самолет просто пробил его и уехал в поле.

– Что чувствовали в тот момент?
– Мне сразу же вспомнилась недавняя авиакатастрофа в аэропорту «Внуково», когда самолет вылетел со взлетной полосы на Киевское шоссе и погибли пять человек… Я тогда как раз летел в Москву в больницу и должен был садиться в этом аэропорту. В итоге приземляться пришлось в «Домодедове». Да и разбившийся «Локомотив» тоже в памяти всплыл… Поначалу переживал за моральное состояние ребят. Но вроде все быстро отошли от случившегося…

– Давно «Ариада-Акпарс» летает этой авиакомпанией? – возвращаемся к разговору с Луньковым.
– Только успели заключить с ней договор на чартерные перевозки. И отправились на выездные матчи. Сначала слетали в Петрозаводск (в Карелии базируется ХК ВМФ. – Прим. ред.), потом в Москву – в гости к клинскому «Титану», оттуда отправились в Краснодар. И теперь возвращались домой. Все время – одним бортом. Кстати, руководитель этой авиакомпании тоже был в самолете…

– На сотрудничестве с ней можно ставить крест?
– Не знаю. Будем думать. Ведь в целом она проявила себя неплохо. В Саранске обеспечила нас местом для отдыха, питанием. И новый самолет, чтобы мы могли долететь до Казани, нашла быстро. Но этот случай… Одно могу сказать точно: на Ан-24 мы точно больше летать не будем!

«БЫЛ ПОДОБНЫЙ СЛУЧАЙ С АВТОБУСОМ»

– Не стоит пользоваться такими старыми самолетами, – вторит руководителю клуба Гизатуллин. – Нельзя на этом экономить. Во-первых, Ан-24 – шумный. А во-вторых, медленный. Раньше мы летали на CRJ. И там никаких дозаправок не требовалось. А это лишние взлет и посадка. Лишний риск. А на кону три десятка человеческих жизней…

– Но, судя по всему, в ЧП виновата полоса, а не самолет…
– Возможно. Вроде и тепло в Саранске – чуть ниже ноля, и осадков нет, и видно, что полосу чистили, а на ней все равно сантиметров семь снега. А под ним лед!

– Пилоты объяснили, что произошло?
– Никто не объяснил. Может, колесо попало в сугроб, а может, его просто заклинило. У нас уже был подобный случай. Правда, с автобусом. Его тогда тоже развернуло на дороге.

– Когда все-таки, наконец, добрались до Волжска, провели какое-нибудь собрание?
– Нет. Народ настолько устал от ночных приключений, что все хотели домой – к семьям, женам. Поспать, наконец.

ВЗГЛЯД ИЗ ЛИГИ «СПАСИБО ПИЛОТАМ!»

Управляющий директор ВХЛ Герман Скоропупов поблагодарил пилотов, которые не дали случиться трагедии, и рассказал, что в скором времени лига может начать работать с серьезным авиаперевозчиком.

– Хорошо, что все хорошо закончилось, – выдыхает в трубку Скоропупов. – Насколько я понимаю, трагедию предотвратил экипаж. И за это ему огромное спасибо!

– В ВХЛ уже не раз обсуждался вариант с созданием пула серьезных авиаперевозчиков. Чтобы клубы перестали летать на чем попало…
– Это была инициатива клубов. И лига нашла авиакомпанию, которая может предложить такую услугу. Сейчас идет изучение этого вопроса, поскольку он не так прост, как кажется на первый взгляд. У кого-то не хватает парка самолетов, у кого-то есть проблемы с логистикой. Да и клубы ВХЛ далеко не самые богатые… В любом случае мы делаем все, чтобы подобных ситуаций больше не было.

СЛОВО ОЧЕВИДЦАМ «МОЛИЛСЯ, ЧТОБ САМОЛЕТ НЕ РАЗВАЛИЛСЯ…»

Вчера вечером корреспондент «Советского спорта» поговорил с игроками «Ариады-Акпарс», которые теперь могут отмечать 9 января как свой второй день рождения.

– Я находился в полусонном состоянии и проснулся после удара, – вспоминает ночной кошмар форвард Аслан Раисов. – Потом нас начало носить по полосе. Все схватились за впередистоящие кресла. В голове у меня крутилась только одна мысль: лишь бы мы ни во что не ударились. Тогда был бы конец… – Когда остановились, стюардесса попросила нас покинуть салон, – продолжает Раисов. – Все схватили куртки и выбежали на улицу. Первое ощущение: как будто нахожусь на кладбище самолетов. Темнота – и кроме лайнера, ничего вокруг. Отбежали по сугробам, которые были по колено, подальше и стали ждать автобус.

– Жизнь промелькнула перед глазами?
– Нет. Но понял, что мы легко отделались. Особенно вспоминая, что бывает с пассажирами падающих самолетов, что случилось с «Локомотивом»…

– Позвонили кому-то из родных, близких?
– Нет. Большинство ребят решили не делать этого, чтобы никто не переживал. Но пока добирались до дома, информация разнеслась по Интернету. И утром мне из Грозного позвонила мама…

– Что сказала?
– Услышала мой голос и заплакала в трубку… Она очень чувствительная, переживает за меня. С трудом ее успокоил…

– Не буду скрывать, я немного испугался, когда самолет пошел юзом, – рассказывает защитник Иван Коренков. – Вспомнилась трагедия во «Внукове», мой самолет тогда не мог приземлиться полтора часа. Кружил над аэропортом. Так что здесь я молился, чтобы самолет не развалился… Когда вышли на улицу, только и было разговоров, что о втором дне рождения. А с утра, когда все проснулись и прочитали новости в Интернете, начались звонки от родных и друзей…

– Первой, наверное, была жена?
– Нет. Ей я позвонил сам. Доложил, что приземлился в Казани, и ничего не рассказал о жесткой посадке в Саранске.

– А как объяснили столь долгий полет?
– Тем, что рейс задержали. Жена, наверное, до сих пор ничего не знает о ночных событиях… Почему не стал говорить? Чтобы лишний раз не нервничала, ведь у нас маленький ребенок.

Игроки уфимского «Толпара» Родион Амиров, Данил Башкиров и Семён Чистяков в составе юниорской сборной России поучаствовали в серии выставочных матчей.
15 Октября 2018

Неделя СДЮШОР

Подписаться на новости