29 Мая 2007

Высшая школа тренеров: последний звонок

В прошлом году дипломы получили такие известные в хоккее люди, как Александр Юдин, Сергей Черкас, Сергей Гусев, Александр Китов, Михаил Кравец, Артем Остроушко, Александр Гуськов и Олег Гросс.

В нынешнем году ВШТ может похвастаться выходом на европейский уровень: если раньше слушатели представляли в основном российские, белорусские, украинские, латвийские и казахстанские клубы, то вчера диплом получал Анатолий Чистяков из датского "Копенгагена", а на будущий год курс обучения пройдет технический директор Федерации хоккея Нидерландов Михаил Орлов.

Впечатляет и список имен преподавателей. Лекции слушателям читали такие величины в мире спорта, как Виктор Тихонов, Владислав Третьяк, Борис Майоров, Александр Якушев, Сергей Михалев, Владимир Плющев. Не обошлось и без зарубежных специалистов: Кимо Лейнонен не один год успешно работает в структурах ИИХФ, Михаил Манчик из США является признанным специалистом по НХЛ, Юрий Никонов - заслуженный тренер Республики Беларусь. В Университете имени П. Ф. Лесгафта есть и собственные кадры, задействованные в ВШТ. Речь в первую очередь идет о ректоре университета Владимире Таймазове и известном тренере, поработавшем в том числе и со СКА, Рафаиле Ишматове.

Вчерашнее мероприятие началось с открытия памятника Николаю Пучкову. Он будет располагаться на кафедре хоккея Университета физической культуры. Выпускники и преподаватели почтили память легендарного вратаря, олимпийского чемпиона в составе сборной СССР. К сожалению, на церемонии не были замечены представители СДЮШОР СКА, для которой Николай Георгиевич многое сделал.

Экс-вратарь сборной России Максим Соколов: "С билетами не везло"

Тем, кто учился в Университете им. Лесгафта, известно, что дольше всех будущие тренеры сдают экзамены и зачеты по физиологии и анатомии. Так что закуток на четвертом этаже главного корпуса был, пожалуй, самым популярным местом паломничест-ва студентов. В далеком 1998-м именно там, под дверью кафедры физиологии мне повстречался голкипер СКА и сборной России Максим Соколов. Он сосредоточенно зубрил учебник и мало напоминал самого популярного спортсмена в городе на Неве. Спустя десять лет мы встретились снова. Соколов был приглашен на торжественную церемонию выпуска Высшей школы тренеров.

- Вы вроде лет восемь назад "отстрелялись". Что привело вас сюда?

- Неординарные события - второй выпуск Высшей школы тренеров и, конечно, установка бронзового памятника Николаю Пучкову. Не мог не прийти, поскольку в какой-то степени считаюсь одним из воспитанников этого специалиста.

- Какой предмет был у вас любимым?

- Мне очень нравились биомеханика и физиология. Правда, последний предмет давался мне не очень легко. Да и на госэкзамене, когда сдавал его, вытащил не самый удачный билет.

- Обычно действующие спортсмены учатся в институте физкультуры гораздо дольше простых смертных.

- У меня тоже срок обучения получился довольно длинным. Помню, когда окончил школу, меня не приняли в Лесгафта на дневное отделение. Сказали, дескать, ты уже играешь в команде мастеров - учиться полноценно не сможешь. В итоге мне предложили заочное обучение. Но я с этим не согласился, поскольку был человеком весьма принципиальным. И все же спустя пару лет решил поступить на заочный. Правда, учебу пришлось приостановить, поскольку играл за команды, находящиеся в других городах.

- В конце концов вы вернулись к учебникам.

- Мне некоторые специалисты советовали не прекращать учебу. Так что я восстановился, закончил обучение и на данный момент являюсь бакалавром физической культуры.

- Преподаватели вас хвалили или больше ругали?

- По-разному бывало. Но поскольку к себе я отношусь требовательно, особых нареканий не было.

- Учиться, наверное, в основном приходилось в самолетах.

- Да, в основном в пути. Хотя концентрироваться на науках после тренировок и тяжелых нагрузок было непросто. Спасало то, что действующим спортсменам иногда делают в институте поблажки: переносят экзамены, относятся более терпимо.

Буду лояльным тренером

- Многие спортсмены считают, что для того, чтобы тренировать, им достаточно накопленного опыта - учиться необязательно.

- Получать образование необходимо. Кроме "корочки" ты получаешь знания, которые тренеру просто необходимы. Например, знание физиологических возможностей организма спортсмена. Тренер должен понимать язык, на котором с ним общается, допустим, врач команды.

- Если вы будете тренером, то каким?

- Как мне кажется, я буду достаточно лояльным тренером, уважающим других людей. Хотя вижу, что и детские тренеры иногда любят кричать на детей. Проводя мастер-классы, я накопил небольшой тренер-ский опыт, могу сказать, что мне нравится сам тренировочный процесс, нравится находиться в гуще происходящего. Если говорить о том, чтобы стать тренером в команде суперлиги, то сначала нужно поработать помощником главного тренера, чтобы всю эту кухню попробовать изнутри, проанализировать все.

- Вы говорили о том, что хотите открыть школу вратарей. Дело сдвинулось?

- Пока не слишком далеко. Не хочу начинать все с нуля, думаю, сначала надо поучиться. Допустим, съездить и поработать в школе Третьяка в Чикаго. Хотел увидеть Владислава Александровича на чемпионате мира, но, к сожалению, не удалось. Думаю, когда закончу карьеру, поговорю с ним. Ведь, прежде чем открыть свою школу, надо посмотреть, как работают хорошие образовательные учреждения. Ключевой момент в этом, как мне кажется, наличие своего льда. Но в Питере с этим непросто.

- Кто для вас послужил примером как тренер?

- Мне довелось поработать со многими специалистами. У каждого есть чему поучиться. Например, мне очень понравилось, как работает Владимир Юрзинов. Или, например, Валерий Белоусов, которого считаю очень тонким психологом, способным заставить хоккеиста выжимать из себя все, на что он способен. Но самое сильное впечатление оставила работа с Иваном Глинкой. Жаль, что она была очень непродолжительной. Он очень дружелюбный, с европейским подходом: Он организовывал работу так, что совершенно не было напряжения, злобы, агрессии: Так что по окончании сезона у всех друг для друга оставались только добрые слова. К сожалению, его уже нет с нами.

Подарочная клюшка

- Говорят, в России сейчас не хватает толковых вратарей. В чем причина подобного кризиса?

- В России никогда не было большого количества элитных вратарей. На уровне сборной всегда играло два-три голкипера. В сегодняшнем хоккее этого недостаточно, ведь кто-то уехал в НХЛ или считает возможным не выступать за сборную. Раньше все было проще: в сборную могли выдернуть любого. Во-вторых, когда начался распад СССР, многие школы потеряли свою функциональную способность. Заниматься спортом было финансово невыгодно, ведь отдача идет через несколько лет, и многие бросили спорт. В том числе и тренеры, которые могли многое дать подрастающему поколению. В итоге мы столкнулись с такой проблемой, что в стране нет достаточного количества сильных вратарей. Сейчас, на мой взгляд, ситуация выправляется. Раскрываются те же Семен Варламов, Виталий Еременко, Вадим Тарасов или Василий Кошечкин. Думаю, в ближайшие пять лет у нас будет уровень подготовки вратарей не хуже, чем в Финляндии или Швеции.

- В сборной на Чемпионате мира не было тренера по работе с вратарями.

- Думаю, это вопрос личных взаимоотношений Быкова и Мышкина. Об этом говорит и тот факт, что Мышкин перешел работать из ЦСКА в "Витязь". Хотя, конечно, тренер по вратарям сборной нужен.

- С кем вы вместе учились?

- Заканчивал институт вместе с Юрой Цыплаковым, Витей Беляковым, Евгением Филиновым.

- Вспоминаются ли какие-то веселые моменты во время обучения?

- Помню, уже играл в сборной и мы пришли на предэкзаменационную подготовку по физиологии. Мой руководитель принес преподавателю клюшку. И сказал, дескать, это вам клюшка вратаря сборной Максима Соколова. Когда я посмотрел на нее, испытал шок. Мне хотелось плакать и смеяться одновременно. Описать это орудие труда и тем более назвать клюшкой было сложно. Ведь такой клюшкой вратари не играли уже лет 20. Она, видимо, пылилась где-то на кафедре - настоящий раритет, обмотанный старой синей изоляционной лентой: такого даже я давно не видел. Даже "пятка" клюшки была основательно разбита. Стало не по себе. Было интересно, откуда они ее взяли, да еще представили как мою. Хорошо, что преподаватель был очень увлеченным человеком и ничего не понял. Для него хоккей и футбол были из одной оперы.

Мнение Александра Юдина. Нам сказали не все.

Еще когда играл в хоккей, подумывал о том, чтобы после завершения карьеры выучиться на тренера. Мне вообще нравится узнавать что-то новое, развиваться. Если ты ничего не читаешь и деградируешь, то ничего не добьешься в этой жизни. Так что, когда пришло время завершать карьеру и я узнал о том, что в родном Петербурге организовали Высшую школу тренеров, решил получить еще одно высшее образование. Поступил в Университет имени Лесгафта, и вот теперь - дипломированный специалист. Впрочем, поработать тренером еще успею, сначала надо перевести дух, с делами разобраться. Считаю, что начинать тренерскую карьеру надо с низов: работая третьим тренером в команде. Такой путь мне кажется более правильным. Прежде чем руководить командой, человек должен набраться опыта у более мудрых людей. Ведь как бывает: молодой тренер выскакивает, у него что-то не получается, и на нем ставят крест. Сначала надо набраться сил, а потом "выстрелить". Наверное, я буду очень строгим тренером. А что вы хотите? Всем известно, что порядок бьет класс. Если говорить о наших преподавателях, то нам повезло. Группу курировал Николай Пучков, царствие ему небесное. Опыт и знания у него, можно сказать, били через край. Он отдавал нам все, что у него было... В Высшей школе тренеров занятия вели такие люди, как Юрзинов, Тихонов, Третьяк. Надо было только взять у них бесценные знания, которых не найдешь ни в одной библиотеке мира. К сожалению, не все преподаватели отдавали нам столько, сколько Николай Георгиевич. Мы получили от них лишь 10 процентов знаний. Они тренировались на спортсменах, у них куча дневников, которые они спрятали в шкаф и не дают почитать. У того же Юрзинова наверняка немало дневников с записями, а он никак не хочет поделиться накопленным опытом. Ведь эти тренеры много экспериментировали, работали: Могли хотя бы сказать, каким путем идти не следует. И все же получить от них даже минимум знаний было полезно.

Кстати. Много не значит хорошо.

Вице-президента ФХР Леонида Михно можно назвать родоначальником Высшей школы тренеров.

- В то время как ведущие клубы купались в роскоши, у кафедры хоккея денег не было. Чтобы команды Суперлиги немного помогли российскому хоккею, пришла идея создать Высшую школу тренеров. Вот уже и в Москве объявили об открытии подобной школы, и в Омске тоже. На мой взгляд, их не должно быть много. Даже нам надо еще лет пять, чтобы стать полноправной школой тренеров.

Курс на победы

Пример хоккейной Высшей школы тренеров оказался заразительным. В ближайшее время при соответствующей кафедре университета имени Лесгафта будет открыла еще и баскетбольная школа. Ректор Университета Владимир Таймазов этому очень рад.

- Мы получили немало хороших отзывов о своей работе. Даже Вячеслав Фетисов, который сперва был против создания нашей ВШТ, теперь двумя руками за и готов помогать. Мы должны поднимать свою тренерскую школу. Можно, конечно, приглашать работать в Россию ино-странных специалистов, но это не перспективно: из нашего хоккея вымывается самобытность. Мы должны заниматься своими ребятами, чтобы вернуть победные традиции. Чтобы ребята, которых сегодня выпустила наша Высшая школа тренеров, стали ведущими специалистами не только в России, но и во всем мире.

Бросайте как положено!

После торжественного открытия памятника Николаю Георгиевичу Пучкову все, кому дорога память об этом человеке, собрались за столом, чтобы почтить память великого тренера. У каждого нашлось, что вспомнить об этом человеке, жизнь которого целиком и полностью была отдана хоккею. Так, один из учеников Пучкова экс-тренер СКА Николай Маслов рассказал историю, которая, по его мнению, очень красноречиво характеризует этого выдающегося человека.

- Помню, году в 1976-м на одной из тренировок СКА Николаю Георгиевичу не понравилось, как играют голкиперы. Тогда он вышел на лед и сам встал в ворота, - вспоминает Маслов. - "Бросайте", - приказал он нам. Ребята опешили: как можно было бросать вратарю, на котором не было даже шлема? Естественно, все старались едва-едва бросать, искать бреши, "навешивать": "Встаньте к синей линии и бросайте со всей силы!" - строго сказал Пучков. И мы повиновались. Он отражал броски так технично, словно на нем была полная амуниция. Шайба попадала в надкостницы, по рукам, но он не покинул "рамку", пока не отразил положенное количество бросков. На нем наверняка живого места не было. Этот пример мужества и самоотдачи многому научил нас
Подписаться на новости