29 Января 2009

Вячеслав Быков: Я не мессия


 

Главный тренер ЦСКА и сборной России Вячеслав Быков признался, что совмещение должностей ему совершенно не мешает, а также сравнил золото чемпионатов мира 1993-го и 2008-го годов.

 

- Каково быть человеком, с которым связаны надежды всей России на возвращение в лидеры мирового хоккея?

- Никогда не считал и не считаю себя каким-то мессией. Ни в клубе, ни в сборной. Весной 2004 года принял приглашение ЦСКА лишь потому, что пожелал попробовать свои силы на новом поприще. Хотелось почувствовать, мое ли это занятие — тренировать профессионалов. Возвращался на родину именно с такими мыслями. Втянулся и постепенно ощутил интерес к новой деятельности, работа стала приносить удовольствие, захватывала все больше и больше.

- То есть в структуре швейцарского "Фрибурга" вам недоставало свободы творчества, ответственности за результат?

- Когда в 2000 году завершил игровую карьеру, предстояло найти себя в новой жизни. Не хотелось заниматься чем-то лишь потому, что нужно было чем-то заниматься. Хотелось отыскать сферу, занятость в которой вызывала бы во мне положительные эмоции, наполняла бы душу. Рассмотрев несколько вариантов, решил: самым интересным для меня в тот период является работа с детьми в структуре "Фрибурга". Да и сын Андрей уже помышлял о карьере игрока. Постепенно, занимаясь с ребятишками, вошел в тонус, окунулся в атмосферу, что сопутствовала моим первым шагам в хоккее. Та натуральная, не испорченная никакими внешними факторами аура детей вызывала во мне только положительные эмоции. Маленькие человечки естественно реагировали на любую вещь, не пытались обманывать и тому подобное: в голове двенадцатилеток ничего плохого еще нет, все искренне, от сердца.

- Не боялись возвращаться к российским реалиям? Ведь после разрухи, царившей в 90-х годах, хоккей в бывшем СССР начал возрождаться только лет пять-семь назад.

- Нисколько. Повторюсь, на тот момент самым важным для меня являлось попробовать силы в качестве тренера, почувствовать, подходит эта профессия или нет. Работа из-под палки не всегда доставляет удовольствие.

- Когда начинали тренерскую карьеру, может, мечтали, что именно вам доведется вернуть Россию на хоккейный трон?

- Об этом никто не думает. Хотя не исключаю, что есть люди, которые способны бросаться великими идеями. Для меня факт приглашения в ЦСКА был неожиданным, потому не было даже времени загадывать далеко вперед. А когда предложили поработать со сборной России, постарался взглянуть на вещи беспристрастно. Не боялся принимать предложение Владислава Третьяка. Проанализировал ситуацию, определил контуры работы — и согласился.

- Уместно ли сравнивать победные эмоции уже далекого 1993 года и недавнюю радость квебекского триумфа?

- Хотя чувства спортсмена и тренера в принципе одинаковы, но ощущения разнятся, как огонь и вода.

 

Хоккеист — это человек, делающий свое дело, это артист, от которого многое зависит. От наставника также многое зависит, но их работа отличается. Успех сближает, но если у игроков праздник продолжается еще несколько дней, то меня — как тренера — приятные эмоции захлестывают минут на десять-пятнадцать. Потом наступает опустошение, передать которое словами очень сложно. Или практически невозможно.

 

Защитник «юлаевцев» комментирует победу над «Нефтехимиком» в первой товарищеской игре.
Нападающий «Салавата Юлаева», вышедший на лёд после травмы, подводит итоги товарищеской игры с «Нефтехимиком».
Подписаться на новости