Михаил Васильев: «Салават Юлаев» хочет выиграть Кубок Гагарина с молодёжью»
Салават Юлаев07.06.2021
Михаил Васильев: «Салават Юлаев» хочет выиграть Кубок Гагарина с молодёжью»

Игровая карьера Михаила Васильева началась в начале 1980-х в СССР. На протяжении семи лет он выступал за ЦСКА, сезон 1989/1990 провёл в ярославском «Торпедо». В 1990-м Васильев уехал играть за границу, но локация была выбрана необычная. Нападающий уехал в Италию и на протяжении десяти лет играл за местные команды, на сезон отлучившись в чемпионат Дании.

Тренерскую карьеру Васильев также начал в Италии (на протяжении пяти лет возглавлял «Больцано» и «Понтеббу»). Но спустя 18 лет жизни за границей вернулся в Россию. Поработал в молодёжной и юношеской сборных, один сезон провёл в Беларуси, после чего сосредоточился на российском клубном хоккее. Три года Васильев работал в «Красной Армии», в сезоне 2019/2020 возглавлял «Толпар». В 2020 пошёл на повышение – и в минувшем сезоне ассистировал Томи Лямся в «Салавате Юлаеве».

После вылета уфимцев из розыгрыша Кубка Гагарина, Васильева временно перевели в «Толпар». Специалист, отвечающий в Уфе за развитие молодых игроков, во время плей-офф МХЛ помогал Игорю Гришину. «Толпар» добрался до полуфинала, где уступил будущему чемпиону МХК «Динамо-Москва», и выиграл по итогам сезона бронзовые медали.

В начале мая «Салават Юлаев» продлил контракты со многими молодыми игроками из клубной системы. Мы связались с Михаилом Васильевым по телефону (тренер проводит межсезонье в Италии с семьёй) и пообщались о его нетривиальной карьере, «Толпаре» и будущем молодёжи в «Салавате Юлаеве».

— Михаил Александрович, как вы начали играть в Италии?
— Я приехал сюда в 1990 году. Я выступал в командах «Сельва», «Бозен 84» и «Больцано». В команде «Понтебба» позже работал тренером, вывел этот клуб в элитную лигу, завоевал Кубок Италии. Эта команда из небольшого города на границе с Австрией. С Италией меня связывает семья, дочь, которой скоро исполнится 17 лет. Италия – красивая и удобная страна, здесь очень добрые люди, которые хорошо относятся к россиянам. Кстати, итальянцы даже чем-то похожи на нас, тоже любят хорошо отдохнуть, посидеть с друзьями, ценят семейные узы.
Впервые я побывал в Италии еще в 1981 году будучи игроком ЦСКА. Мы играли в финале Кубка европейских чемпионов в Валь-Гардене, это, кстати, недалеко отсюда. Помимо ЦСКА до финала дошли ХИФК из Финляндии, «Польди Кладно» из Чехословакии и «Брюнас» из Швеции. Затем ЦСКА играл в Италии ещё дважды – в 1983 и 1984 годах. Сначала был полуфинал в Больцано, а потом финал. У меня здесь появились друзья. А в 1990 году возник вариант поиграть в Италии. Сюда по приглашению президента местной федерации хоккея приезжал Владислав Третьяк, после чего мне поступило это предложение. Чемпионат был сильным, причем за одну команду могло выступать не больше двух легионеров. Поехал сюда, хотя звали в Швецию: Италия меня всегда тянула. Сначала я подписал контракт на два года и играл за клуб из Серии В, которая тоже была очень сильной, затем переехал в Варезе, что недалеко от Милана на границе со Швейцарией. Провел там два года и поехал в «Больцано», где и остался. Ни разу не жалел об этом. На итальянском говорю очень хорошо, хотя понятно, что есть акцент. Могу и просто пообщаться, и поговорить на любую тему, читаю, пишу.

— В Южном Тироле распространен и немецкий язык.
— Да, это Южный Тироль, благодатный край, где развит туризм. Немецкий здесь очень распространён, многие говорят на двух языках. Автономная провинция, здесь свой губернатор. Но немецкий для меня сложный. Я пытался, упорно ходил в языковую школу три раза в неделю. Могу понять смысл того, о чем говорят, прочитать статьи, связанные со спортом. Но мне куда проще общаться на русском, английском или итальянском.

— Ваша тренерская карьера тоже начиналась в Италии.
— Как и везде на Западе, здесь европейский менталитет, все построено на доверии, на правильном отношении между клубом, тренером и командой. Здесь были хорошие, сильные игроки, такие как бывший хоккеист «Монреаля» Марк Напьер, игравший за «Девилз» из Милана. Или Яри Курри, также выступавший за команду из Милана, когда расторг контракт в Северной Америке. Никаких проблем у меня не было. Перед тем, как перейти на тренерскую работу, я долго здесь играл и жил, познакомился с менталитетом, был готов ко всему. Целый год учился на тренерских курсах, сдал экзамены: без соответствующей лицензии работать было нельзя. Кстати, она годится не только для работы в Италии, но и на территории всего Европейского Союза. Обучение было серьёзным, но интересным. Было много канадских специалистов, мой друг американец Лу Вайро. Мы съезжались в субботу и воскресенье в один из городов, там были семинары и практика, после чего возвращались в свои клубы.

— И все же вы решили вернуться работать в Россию.
— После 1990-х хоккей в России стал очень активно развиваться. Как сейчас модно говорить, я принял вызов. Хотел показать, что могу работать не только в якобы «не хоккейной» стране, могу быть полезен и для отечественного хоккея. «Красная Армия»? Я коренной армеец. ЦСКА сделал для меня всё лучшее, в команде всегда были классные тренеры. Ещё в ДЮСШ были Виноградов, Брежнев, Галамазов, Рагулин. В команде мастеров – Тихонов, Кузькин, Моисеев, Юрзинов. Застал и великих игроков – Петрова, Михайлова, Харламова. Позже было уже наше поколение – Фетисов, Касатонов, Ларионов, Крутов, Макаров, Быков, Хомутов. Можно бесконечно перечислять фамилии. Решил вернуться, потому что мне это было интересно. Нужно было делать следующий шаг, а наш хоккей находится на лидирующих позициях в мире.

— Затем вы оказались в системе «Салавата Юлаева». Сначала был тренерский штаб «Тороса», а затем – пост главного тренера в «Толпаре».
— Предложение от «Толпара» я принял с удовольствием по нескольким причинам. Во-первых, «Салават Юлаев» уже не был для меня незнакомой системой, тогда я поработал в «Торосе». Во-вторых, меня привлекла система работы, фактор топ-клуба и перспективная молодежь. Долго не думал – знал, что когда приду в команду, у меня в руках будет очень хороший материал. Тогда ребята 2001-2002 годов рождения выиграли ЮХЛ. А в этом году победила команда 2003 года. Молодежь оказалась такой же хорошей, как в «Красной Армии». И я не ошибся – при правильном подходе эти ребята дали хороший результат. В сезоне 2019/2020 мы выиграли Восточную Конференцию, обогнав «Омских Ястребов». Причём показали и хорошую игру – действовали быстро и агрессивно, это не могло не радовать. Перед прошлым сезоном девять игроков попали на сборы с основной командой, а они прошли через мои руки. Конечно, многое им дал и клуб – они росли в ДЮСШ и ЮХЛ под присмотром хороших тренеров. Я уверен, что у выходцев из этой команды – Алалыкина, Амирова, Мухамадуллина, Чистякова, Пашина, Пустозёрова, Сучкова, Башкирова – отличное будущее. Они понимают современный хоккей, его философию и не обманывают игру.

— О каждом из них поговорим чуть позже. Как вы стали частью основной команды и какие функции на вас возложили?
— После сезона 2019/2020 мне предложили продолжить работу в первой команде. После разговора с главным тренером мы определили фронт моей работы – я отвечаю за нападающих и за большинство вместе с Виктором Козловым. Плюс курирую развитие нашей молодёжи – воспитанников школы «Салавата Юлаева». Это очень серьёзное направление. Многие клубы делают упор на своих хоккеистов, а такие игроки есть не в каждой команде. Мы продолжаем эту работу, причём успешно.

— Какой язык основной в тренерском штабе «Салавата Юлаева»?
— Английский, на нём мы и продолжаем общаться. Это полезно даже с точки зрения практики. У меня нет проблем в хоккейных терминах, да и в разговорной речи все нормально. Всегда есть время совершенствоваться. Кстати, Томи Лямся без камер и давления довольно сносно разговаривает на русском языке. Что касается работы – мы все пониманием друг друга.

 

— Как вообще возник вариант усилить вами штаб «Толпара» в плей-офф? Чье это было решение? Какие задачи перед вами ставились?
— Развитие молодых игроков входит в мои обязанности. Основной костяк – хоккеисты 2000 года рождения, все прошли через меня, я хорошо их знаю. Много работаю с ними, общаюсь, помогаю в адаптации. Но я не усилил тренерский штаб «Толпара». Моя должность – менеджер по развитию молодых игроков, это мои обязанности в клубе. Ребята хорошо провели регулярный чемпионат, вышли в полуфинал, провели хорошую серию с «Динамо» - лучшей командой Запада, которая неплохо усилилась за счет молодых игроков из КХЛ. Клуб принял такое решение после того, как «Салават Юлаев» вылетел из плей-офф. Мы обсуждали, что было бы полезно, чтобы я помог молодым игрокам быстрее войти в этот ритм. Первая игра с динамовцами получилась очень сложной, потом было проще. Ребята освоились, получилась неплохая серия. Могло быть лучше, но как есть. Пользуясь случаем, поздравляю «Динамо» с хорошей победой.

— Каким, с вашей точки зрения, получился завершившийся сезон?
— Да, «Салават», к сожалению, проиграл, но счет 0:4 не отражает реального хода этой серии. Все игры с «Ак Барсом» были очень напряженными. Мы долго обсуждали прошедшие матчи с казанцами, вместе с тренерским штабом принимали общее решение, что необходимо сделать на следующий год, чтобы улучшить результат. Время для всех было непростым. Скажу, что целостного сезона и для «Толпара», и для «Салавата Юлаева» не получилось. 16 игроков «Толпара» прошло через первую команду. Причём если не брать Аймурзина, провели не одну-две игры. Но это показатель того, что система клуба работает эффективно. Конечно, им ещё предстоит много работать и улучшать свою игру, мы подводим ребят к этому. Как результат – группа игроков 2001-2002 годов рождения подключится к основной команде во время предсезонной подготовки. Некоторым наверняка будет тяжело адаптироваться к взрослому хоккею, но для этого есть команда ВХЛ, где у ребят будет очень хорошая практика. И это здорово, значит, клубная вертикаль работает.

— Чем ваша работа в штабе взрослой команды отличается от молодёжной?
— Как и везде. Главный тренер, которому доверяют, имеет преимущество принимать независимые решения. Это решение является правильным на данный момент, а потом уже можно обсуждать, насколько оно действительно было оправданным. В этом и отличие главного тренера от тренера. Весь тренерский штаб в любой команде принимает участие в обсуждении того или иного вопроса, идёт кропотливая работа, но окончательное решение за главным тренером. В «Толпаре» это окончательное решение было за мной, а в «Салавате Юлаеве» его принимает главный тренер Томи Лямся.

— В чем отличие хоккея КХЛ от МХЛ?
— Молодые хоккеисты – более темпераментные и в какой-то мере еще не обученные. Выступление в МХЛ – это очень хороший шаг к совершенствованию своего мастерства, как технического, так и тактического. Хоккей в МХЛ более раскрепощённый. На мой взгляд, тренер должен доверять ребятам, у них должен быть шанс на ошибку, их нельзя наказывать за огрехи. Тренер должен подсказать, поправить, а не сажать на скамейку. Во взрослом хоккее цена ошибки возрастает, но они всё равно есть. Великие мастера тоже ошибаются, им нужно доверять, у них должен быть шанс на ошибку. Когда я играл в ЦСКА, старшие хоккеисты тоже относились ко мне снисходительно, подсказывали, помогали. Каждый делает выводы, всё приходит с опытом.

— Бронза – успех для «Толпара»?
— В прошлом году у нас тоже была бронза, хоть из-за пандемии и остановили турнир. Пять игр плей-офф в том сезоне дали команде сильный эмоциональный толчок. Я убежден, что мы тогда могли занять место и выше. Хотелось бы улучшить этот результат, но сказать, что сезон 2020/2021 был загублен, абсолютно нельзя. Семь-восемь игроков этого «Толпара» должны быть в первой команде. И это основной показатель работы МХЛ и системы «Салавата Юлаева». Направление выбрано правильно.

— Правильно ли утверждать, что вы вовлечены в работу всей вертикали?
— Мы выстраиваем единый план подготовки, регулярно общаемся с тренерами из клубной школы. Я рассказываю о задачах, как хоккей развивается на мировом уровне, какие упражнения дать, какие качества развивать. Были и лекции по планированию. Нужно отдать должное руководству – все понимают важность этой работы. И я, и главный тренер «Салавата Юлаева», и спортивный директор Василий Чижов, и генеральный директор Александр Курносов посещаем матчи «Толпара». Президент клуба Ринат Баширов очень интересуется делами молодежи, увидеть его на матчах «Толпара» – не редкость. Игроки должны это ценить. Честно признаться, я наблюдал такое только в ЦСКА.

— «Толпар» довольно уверенно начал серию с «Мамонтами Югры», но соперник чуть не перевел её в пятый матч. Что произошло в четвёртой игре?
— Это молодежный хоккей. Мы можем видеть подобное даже не на уровне МХЛ, а на молодёжном чемпионате мира. Команда ведёт со счетом 3:0, бах – уже 3:5. Тренеры каждый раз говорят об этом ребятам. Серия с «Чайкой» мне понравилась больше. Эта команда выиграла регулярный чемпионат на Востоке. Очень подвижный коллектив, я хорошо знаком с их главным тренером. Серия была ровной, за исключением некоторых недоработок по ходу встреч. Я наблюдал уже более внимательно – было время посетить матчи в Уфе. Было видно, что игры с «Мамонтами Югры» не прошли даром, ребята получили урок.

— Серия с «Чайкой» началась с уверенной победы – 4:1, а во втором матче поражение – 2:8. В чем вы видите причину такого результата?
— Сложно определить истинную причину, но такое тоже случается. Счет 8:2 может не отражать реального положения дел на льду. Возможно, ребята где-то надломились, такое бывает. Две следующих игры были хорошими, они мне понравились.

— Стало ли важным фактором выхода в полуфинал подкрепление из ВХЛ и КХЛ?
— Это сыграло неплохую роль. Но опять же, когда в МХЛ прибывает игрок из основной команды, некоторые рассчитывают, что он один всех обыграет и забросит пять шайб. Ребята правильно подошли к делу, выложились по полной, что не может не радовать. У них был тяжёлый сезон, они были расстроены. И всё же без сомнений – это была помощь команде. Они принесли пользу, выполняли всё, что от них требовалось.

— И всё же некоторые журналисты считают, что молодые звёзды провалили плей-офф.
— У каждого свое мнение, но ни в коем случае нельзя вешать ярлыки. То, что происходит внутри команды, ни один журналист не видит. Да, человек выразил мнение, оно может быть как на пользу, так и нет. Может, тренер прочтёт что-то и поймёт, что написано правильно, а может, и нет. Нужно проще относиться к тому, что пишут журналисты.

— Первый матч с «Динамо» был проигран, однако две следующих встречи закончились только в серии послематчевых бросков и в овертайме. За счёт чего «Толпар» смог создать будущему чемпиону проблемы?
— Ребята нервничали, всё-таки это была встреча с лучшей командой Запада. Многие моменты были нелогичными. Например, на Востоке определённые ситуации не приводили к голу, а тут получилось вот так. Ребята – красавцы, отнеслись ко всему правильно, у них появились шансы. Второй матч проиграли по буллитам, но я считаю, что это не лотерея, а показатель мастерства. Рассчитывали на третий матч, если бы выигрывали, то серия продолжилась почти со счёта 0:0. Можно называть разные причины, но это лирика. Впрочем, мне кажется, что стоит унифицировать правила запроса видеопросмотра, сделать их такими же, как в КХЛ. Ведь мы все хотим развиваться, двигаться вперед.

— «Толпар» стал четвёртым по качеству спецбригад в плей-офф, однако в серии с «Динамо» соперник удалялся мало. Сыграло ли это роль в поражении команды?
— Здесь стоит отметить судей – никаких нареканий к их работе не было, все нарушения фиксировались правильно и моменты трактовались абсолютно одинаково. Арбитры не вмешивались в ход матча, не решали его судьбу, это делали игроки. Что касается самого вопроса, то я бы сказал, что игры плей-офф отличаются от регулярного чемпионата, пускай и не так сильно. Тебя изучают и делают все возможное, чтобы нивелировать сильные качества. Конечно, нам хотелось бы побольше сыграть в большинстве, но уж как есть.

— «Динамо» действительно было настолько сильнее всех своих соперников?
— Надо рассматривать всё в комплексе. У них хорошие ребята, у многих будут возможности проявить себя в КХЛ, в «Динамо» тоже работает клубная вертикаль. Вратарская линия была на высоте. «Динамо» – хорошая, сбалансированная команда, но и «Толпар» был неплох.

— Почему командам Востока тяжело соперничать с представителями Запада?
— Каждая команда планирует свою предсезонную подготовку. Было бы здорово, если бы восточные команды играли не только между собой, но и, например, в турнире в Балашихе, куда приезжают «Красная Армия», «Динамо», «Локо», «Крылья Советов». Нужно играть с сильными соперниками. Подобные матчи важны для развития наших молодых игроков, они должны понимать, к какому уровню надо стремиться. Чтобы не было так, что они выезжают за территорию своего города два раза в год. В этом тоже причина, почему Восток всегда напряжённо играет с Западом. Но и наоборот, когда я тренировал «Красную Армию», легкой жизни с «Белыми Медведями» не было. Тогда с ними работал Анвар Гатиятулин, а мы дожали соперников в четвёртой игре дома.

— Никита Асылаев забросил 15 шайб в регулярном чемпионате, а в плей-офф – ни одной. Что произошло?
— Как тренер я не знаком с ним так близко. Но я видел его манеру игры, смотрел за ним. Никита – очень полезный игрок. Здесь можно отметить не только 15 шайб в регулярном чемпионате, но и то, что он был самым хитующим. Асылаев делает то, что умеет лучше всего. И если появится возможность – он обязательно забросит.

— Как команду усилил Сергей Варлов, отыгравший весь сезон в ВХЛ?
— Сергей поменял свое отношение к делу, стал взрослее. Он сначала даже выступил в регулярке после очень напряженного сезона в ВХЛ, втягивался в игру, которая в МХЛ чуть отличается. Потом набрал ход и сыграл уверенно. Томи Лямся обратил на него внимание, он тоже включён в расширенный список первой команды на предсезонку. Сейчас у нас и до 25 лет молодые и перспективные, а раньше в 18 лет ты либо уже играешь, либо нет. Сергей – молодец, можно засчитать ему этот сезон как положительный.

— Павел Елизаров стал лидером по очкам среди защитников, однако он завершил плей-офф с отрицательным показателем полезности. Чем это можно объяснить?
— У него тоже сезон вышел чуть разбитым. Когда Елизаров приезжал в ВХЛ на укрепление или получать практику, то не всегда получались отдельные игры. Он очень ответственный игрок и человек, сильно переживал. Он лидер команды, но после того, как переболел коронавирусом, входил в ритм тяжело. В концовке регулярного чемпионата был достаточно сжатый график. Плюс он проводил очень много времени на льду – порядка 22 минут. Для защитника это не критическая цифра, но достаточно большой отрезок. Также за ним было меньшинство, которое у нас всё же получается чуть хуже.

— Сергей Сафин-Трегубов совмещал выступления в МХЛ и в ВХЛ. Как вы оцените его игру в атаке и обороне?
— Зная его потенциал, он сделал шаг назад. Ну или остался на том же уровне. Ожидалось, что он будет прогрессировать, надеялись, что получится сделать шаг вперед. Какие причины? Их много. В хоккее бытовой фактор имеет огромное значение – в районе 25-30 процентов от результата спортсмена. Как он готовится, как питается, как восстанавливается. Может это стало причиной того, что Сергей немножко остановился. Но он продлил контракт, думаю, что у него получится хороший сезон в ВХЛ. Политика клуба – делать упор на своих воспитанников, как в «Торосе», так и по возможности в «Салавате».

— Почему после результативной регулярки его показатели в плей-офф снижаются?
— Для защитника очки – это не самое важное. Полезность – да, если в плюсе, значит, все хорошо. Если защитник надёжен, то и очки придут. Достаточно хорошо играть, читать игру, тогда очки будут набираться.

— Сможет ли он перенести на взрослый уровень свои коронные «мельницы»?
— Вот чем хорош молодёжный хоккей – все обращают на это внимание! Это один из способов остановить соперника. Он и раньше был в моде, например у Виктора Кузькина, Виталия Давыдова, Валерия Васильева. Это один из элементов игры Сафина-Трегубова, всё это обязательно будет.

— Сафину-Трегубову уже 19 лет, однако он все еще играет в маске. Как вы к этому относитесь?
— Это его личное решение, значит он так себя ощущает и видит. Здесь ничего такого нет – это же не выходит за рамки регламента. Пускай играет в маске, может ему так удобнее. А может со временем сам перейдёт на визор.

— То есть тренерский штаб «Салавата» не будет настаивать на переходе на визор?
— Нет, абсолютно. Хоккеист сам должен принимать решение, как ему будет удобнее и надёжнее. Это как сказать хоккеисту, что он должен играть в коньках такой фирмы, а другой нельзя.

— Есть ли шутки по поводу его «португальского» происхождения?
— Я знаю, что он оттуда. Кстати, Сергей прилично играет в футбол – для хоккеиста это здорово. А если есть португальская кровь, представьте, сколько это эмоций (улыбается). Все мы разные люди. Шуток со стороны тренеров нет, но, может, ребята и подшучивают. Если появится хоккеист из Бразилии, тоже никто против не будет. Кстати, Игорь Ларионов в свое время выступал за сборную Московской области по футболу, это помогло ему в развитии игрового интеллекта.

— Как бы вы оценили прогресс Родиона Амирова?
— Мы в него верим, доверяем. Родион играл в большинстве, хотя некоторые считали, что ему рано. Но это большая степень ответственности, поэтому он растёт, мужает, становится солидным игроком. У каждого свой период на взросление. У кого-то он чуть больше, у кого-то чуть меньше. Он получил довольно приличное игровое время, причем абсолютно заслуженно. Никто не будет раздавать его просто так, тем более в «Салавате Юлаеве». Да, иногда у него были, как модно говорить, детские ошибки. Но игроки в таком возрасте должны иметь на них право. Ничего страшного нет, уверен, у него все будет хорошо, Амирова ждёт много удачных игр.

— Почему выйти на уровень Амирова пока не получается у Егора Сучкова?
— Мне кажется, что у него точно есть кровь из Бразилии или Италии – столько у Сучкова энергии, желания, всегда горят глаза. Где-то он даже ранимый, если что-то не получается, то очень переживает. Но это и здорово. Мы все ждём от него прогресса, уверен, что Сучков получит больше игрового времени. Он проявляет себя с наилучшей стороны, в команде его приняли как своего парня. Бывает, что молодой игрок побаивается, ведь у каждого свой характер, свое видение. А Егор вписался в команду здорово. Я желаю ему повзрослеть как хоккеисту, чтобы не было неоправданных действий. С той энергией, которая у него бьёт через край, очень важно направить себя в нужное русло. Он слушает рекомендации, выполняет их, это уже здорово.

— Данил Башкиров показывал хорошую результативность на молодёжном уровне, обладает отличным броском, привлекался в сборную на Евротур. Почему его статистика в КХЛ и на МЧМ пока не такая, как в МХЛ?
— Абсолютно не согласен с тем, что с Башкировым что-то не так. Он уже неотъемлемая часть первой команды. У него есть роль, которую он выполняет на очень хорошем уровне. Как и Амиров, Данил имеет перспективу вырасти в качественного игрока с хорошим хоккейным будущим. Но пусть не взлетает высоко, а то я ему на день рождения подарю водолазные ботинки (смеется). Нужно продолжать упорно работать.

— В КХЛ появилась аренда. Собирается ли «Салават Юлаев» рассмотреть возможность воспользоваться этим для развития молодых игроков?
— Здесь принимает решение главный тренер и руководство клуба. Появление аренды – хорошее дело. Игрок, который у нас или где-то еще не имеет достаточного времени, может быть востребован в другой команде и получать по 12-15 минут. Это полезно для его прогресса.

— В течение сезона за «Салават» сыграло много молодых хоккеистов из «Толпара» и «Тороса». Они могут стать важной частью главной команды уже сейчас?
— Абсолютно. Возьмём даже пример прошлого года – ребята, которые прошли с нами предсезонку, провели хорошие, добротные игры. Даже не беру Башкирова, Амирова и Мухамадуллина. Наша молодёжь должна подстегнуть «сенаторов» из первой команды, чтобы они еще упорнее работали. Таланты у нас есть. Они располагают игровым интеллектом, видением игры, поэтому будем только рады, если они покажут прогресс, поймут, что от них требуется.

— Перед тренерским штабом «Салавата Юлаева» однозначно стоит задача бороться за Кубок Гагарина. Как совместить высокие цели и необходимость развития собственной талантливой молодёжи, которой в системе много?
— Цель одна – Кубок Гагарина. Это здорово, туда и надо идти. Но я не вижу большой проблемы в достижении этой цели и развитии молодежи в основном составе. Ребята будут от этого только лучше, я не вижу у них никакой боязни. Многие говорят про опыт. А сколько опытных игроков, включая иностранцев, вообще проваливают плей-офф? Море примеров! Причем мы говорим о сложившихся игроках. Если кто-то скажет мне, что Данил Башкиров или Родион Амиров провалили плей-офф КХЛ, то я лично приглашу такого человека в раздевалку, чтобы он посмотрел, какая обстановка в команде, как они себя позиционируют, как относятся к делу. Молодёжи нужно доверять, ее нельзя упрекать. Да, хотелось бы лучше, но бывают и объективные причины, тот же коронавирус, который всех коснулся в той или иной степени. Были и травмы. Нужно больше доверять молодым – это, вне всякого сомнения, правильная линия. Надо работать и видеть в них перспективу, развивать их сильные качества. Можно долго рассуждать о том, чего не хватает Сидни Кросби и другим лучшим игрокам планеты. Идеальных хоккеистов, может быть, всего пятеро в мире. Нужно видеть лучшее и развивать это, а где есть проблемы – дорабатывать и нивелировать их лучшими качествами.

— Как планируется использовать молодых игроков в новом сезоне?
— Сколько ребят получило шанс, причем не только в нашей команде. Кто-то эти шансы использовал, кто-то нет. Наши использовали, значит, нужно в них поверить, дать еще один шанс, чтобы они продолжали совершенствоваться. У молодёжи есть потенциал, который нужно кропотливо развивать, работать над собой. Каждый день надо понимать, что ты делаешь себя сам, тренер тебе только в этом помогает. Только самодисциплина, самоуважение и самолюбие в хорошем смысле слова. Российскому хоккею нужна эта молодёжь.

Материал МХЛ