20 Ноября 2017

Руководство ХК «Салават Юлаев» в прямом эфире ответило на вопросы болельщиков

ROM_1223.jpg

Сегодня в рамках программы «Спортбар» на телеканале БСТ руководство ХК «Салават Юлаев» ответило на вопросы болельщиков. Гостями студии, организованной в пресс-центре «Уфа-Арены», стали: генеральный директор клуба Тагир Ибрагимов, генеральный менеджер «юлаевцев» Леонид Вайсфельд и главный тренер команды Эркка Вестерлунд. 



Стенограмма прямого эфира: 

- Какова Ваша точка зрения на предмет сегодняшней встречи с болельщиками?

Тагир Ибрагимов: Думаю, что эта встреча назрела. Как выяснилось, и от вас в том числе, она оказалась достаточно продуктивной. Разговор получился конструктивным, взаимоинтересным. То положение, в котором находится на сегодняшний день клуб, безусловно, не может ни нас, ни болельщиков республики радовать. Мы каким-то образом попытались объяснить эту ситуацию, в которой находимся, и вселить долю оптимизма в наших болельщиков. 

Леонид Вайсфельд: Я от этой встречи вынес такой итог. Наверное, у болельщиков недостаток информации, поэтому надо почаще встречаться, чтобы развеивать всякие мифы, слухи. Думаю, что ребятам это было очень полезно. Не сомневаюсь, что и Энвер Лисин, и Григорий Панин завтра в раздевалке обязательно всё расскажут. 

- Тагир Асхатович, как происходит коммуникация с Эрккой Вестерлундом?

Тагир Ибрагимов: Я пытаюсь разговаривать на английском языке. Может быть, у меня это получается не столь эффективно, как у Леонида Владленовича, но, вроде бы, Эркка меня понимает и я его тоже.

- Все ли игроки в команде понимают друг друга? Есть ли в команде правильное понимание коммуникации? 

Леонид Вайсфельд: На самом деле тут всем всё понятно. Здесь же нет каких-то сложных тем. Скажу больше: эти проблемы коммуникации иногда возникают и с нашими хоккеистами, когда не можешь объяснить им на русском языке – некоторые не понимают. Хотя сейчас мы добились того, чтобы у нас исчезли удаления в атаке и за споры с судьями. Мы же на русском объясняем, что это нельзя делать. Эркка говорил, что мы много матчей из-за этого проиграли. По крайней мере, в последних матчах мы исключили этот негативный момент. 

- Можем ли мы опасаться того, что не самые лучшие результаты команды связаны с тем, что наш тренерский штаб не совсем уютно чувствует себя в Уфе?

Леонид Вайсфельд: Я уверен, что они чувствуют себя комфортно. 

Тагир Ибрагимов: Думаю, что клуб создал наиболее приемлемые условия для тренеров. Мы послушали, в каких условиях они хотят размещаться, жить. У Эркки достаточно часто здесь бывает семья, многие просто переехали сюда с жёнами. Я не видел отсутствие комфорта. 

Эркка Вестерлунд: Очень вежливые люди в Уфе. Хоккей – это международный язык общения, мы разговариваем на большом количестве языков, а большинство игроков говорят на английском. В тренировочном процессе мы одно и то же повторяем несколько раз. Также мы много разговариваем индивидуально с хоккеистами, в этом общении нам очень сильно помогает Николай Цулыгин. 

- Каков уровень Николая Цулыгина? Ваше профессиональное мнение. 

Эркка Вестерлунд: Николай прекрасный тренер, который обладает хорошими знаниями хоккея. Он понимает меня, поэтому всё хорошо.

Леонид Вайсфельд: Кстати, о коммуникациях. Я вообще редко хожу на командные собрания, но вчера перед игрой с «Сочи» сходил. Ханну Вирта там объяснял тактику, как нужно играть, а Николай Цулыгин переводил. По лицам ребят я видел, что в переводе не было необходимости. Если бы даже Николай Цулыгин не переводил, то и так всё было бы понятно.

- Состоялись бы встреча с болельщиками и этот прямой эфир, если бы вчера не обыграли «Сочи»?

Тагир Ибрагимов: Да, думаю, что состоялись бы. Давайте исходить из того, что вы прислали нам письмо две недели назад и предложили провести программу «Спортбар». Мы с этим согласились. В это время никакого соотношения «выиграем или проиграем» не было.     

- Когда Вы выходите к прессе, не заглядываете на результаты команды, не смотрите на каком она месте?

- Неправильная постановка вопроса. Естественно, мы всегда интересуемся на каком мы месте. Естественно, нас интересует, выиграли мы или проиграли. Но это часть нашей работы, это бизнес. Нужно выходить общаться и с прессой, и с болельщиками. 

- Вы согласны с тем, что руководители хоккейного клуба, тем более такого, как «Салават Юлаев», это, прежде всего, работа с людьми, с болельщиками?

- Думаю, что да. Хоккей, как и любой вид спорта, существует для того, чтобы его смотрели и «болели». 

- Вопрос к Эркке Вестерлунду. Какие впечатления остались у Вас от встречи с болельщиками? Бывали ли такие встречи у Вас раньше?

Эркка Вестерлунд: В первую очередь, я бы хотел отметить, что у «Салавата Юлаева» великолепные фанаты, которые по-настоящему поддерживают нас дома. Также очень приятно их видеть во время выездных матчей в разных городах. Были хорошие и сложные вопросы. Они прекрасно понимают, что происходит. Таких встреч у меня не было, но отлично, что клуб их проводит.

 - Почему мы сейчас в такой ситуации? Почему команда находится именно там, где она находится? 

Леонид Вайсфельд: Я всегда говорю, что на такие сложные вопросы нет однозначного ответа. Это, как правило, комплекс причин, который приводит к такому результату. Хочу заверить всех, что все службы: тренеры, директор, персонал, понимаем, что клуб находится не на том месте, где должен быть. И, конечно, мы сделаем все возможное, чтобы ситуацию исправить.

Эркка Вестерлунд: Результаты не очень хорошие. Могут быть лучше. Но спорт это длинный процесс. У нас были хорошие шансы улучшить наше положение. На данный момент результаты притормозились, стали похуже.  Российская школа хоккея выпускает очень талантливых хоккеистов, нападающих. Я приехал сюда, в Уфу, с мечтой объединить российское умение атаковать и финский подход к обороне, чтобы у нас получилась отличная хоккейная команда. Но это не так просто на самом деле.

– В каком моменте мы сейчас находимся? Болельщики спрашивают, сколько еще ждать? Над чем нужно работать?

Эркка Вестерлунд: Мы многое хорошее уже сделали. У нас есть хорошие игроки. Может быть, сейчас тот самый момент, когда нужно играть лучше в защите. Самое сложное – объединить хорошую защиту и хорошее нападение. Это тот самый процесс, над которым мы сейчас работаем. Игроки вместе объединены, они работают на команду. 

Леонид Вайсфельд: Эркка имеет в виду, что сейчас важно найти тот баланс между атакой и обороной. У нас игроки с очень хорошими атакующими навыками, но надо их научить играть в обороне правильно. 

– Болельщики пишут, что нет якобы какой-то самоотдачи от игроков? Согласитесь с этим? 

Леонид Вайсфельд: Я соглашусь, что есть такое впечатление. Я тоже сначала думал так. Хотя с ребятами разговаривал, они очень переживают, потому что результата нет. На самом деле это происходит, когда ты играешь по заданию. Естественно, тактика поменялась, и на уровне инстинктов ты не можешь работать, ты должен голову включать. А когда ты думаешь, то не можешь максимально «выдавать» вот эти все вещи, о которых сейчас тренеры просят. А они должны происходить на уровне инстинктов. Тогда они смогут раскрепоститься. У меня такая точка зрения на этот счет. 

– Один из вопросов, который написали одним из первых – поменяли бы предсезонную подготовку? Мы все в курсе, что команда вышла на 10 дней позже других клубов.

Эркка Вестерлунд: Работая в России, в Уфе, я узнаю российский характер, российских игроков и узнаю, как с ними работать. Здесь использую свои навыки как тренера. Я согласен, что они очень много думают на льду, и это замедляет их игру. 

Леонид Вайсфельд: Эркка сказал, что он план бы не поменял. Он поменял бы свое ведение тренировочного процесса. Вопрос простой. Дело не в том, что финский тренер или российский. Пришел новый тренер. Новая философия. И когда люди привыкли играть в один хоккей… Я разговаривал с игроками в начале сезона: «Что у вас там?». Они отвечают: «У нас новая тактика сейчас». Я спрашиваю: «Плохая что ли?». Игроки: «Почему плохая, просто нам привыкнуть надо». То есть все ребята на самом деле очень хотят вникнуть в суть. 

–  А сколько нужно времени сейчас для этого? 

Леонид Вайсфельд: Никто не ответит. Мы стараемся минимизировать это время и сделать как можно быстрее. К сожалению, не всегда получается. Например, проблема в чем. Мы были уверены, что у нас очень мастеровитые игроки и что очень хорошо должно работать большинство. Но в равных составах изменилась тактика, и она будет сложнее. На практике получилось наоборот. Последние пятнадцать игр 5 на 5 мы выигрываем, а в большинстве и меньшинстве очень плохо играем.  

–  Вы нашли причину?

- Нет одной причины. Мы рассматриваем комплекс причин и стараемся устранить их. В частности, в игре с «Сочи» мы забили три гола в большинстве. Будем надеяться, что дело сдвинулось с мёртвой точки. Мне задают, казалось бы, простые вопросы: «Ну, когда?». Я же не могу сказать, что это будет послезавтра, в 12 часов дня. Но тут смысл в чём: есть оперативное планирование, а есть перспективное, что мы хотим получить в конце сезона. В данном случае мысль Эркки заключается в том, что, к сожалению, надо жертвовать сегодняшним днём, чтобы получить результат в конце сезона.

- Наш клуб устраивает календарь?
- Календарь, в принципе, плохой не только для нас, но и для всех. 10 игр дома и 10 игр на выезде – это нонсенс со всех точек зрения. С точки зрения подготовки, с точки зрения маркетинга. Люди же не могут десять дней подряд платить деньги, чтобы ходить на хоккей. И поверьте мне: тренеры что-то делают, хоккеисты играют, а я вроде просто езжу с командой и смотрю хоккей, но очень устаю. 

- Потому что много событий за короткий промежуток времени?
- Мы же видим то, что по телевизору: прожектора, гимн, игра. А там же: форму погрузил-разгрузил, взлёт-посадка, поел, поспал и снова самолёт. 

- Эмоций на игру не остаётся?
- Поймите меня правильно. Я не жалуюсь, все команды в таких условиях. Просто это очень сложно. Времени на подготовку практически не остаётся. 

–  У Вас хватает времени побеседовать с игроками и уделить время тактической подготовке в таком рваном графике? 

Эркка Вестерлунд: Тренерство в КХЛ подразумевает то, что нужно просматривать много видео. Говоря о календаре, как раз есть проблема, что много игроков нашей команды уезжает играть за национальные команды. Большая сложность в том, что после игр в сборной хоккеисты устают. Сразу после этого мы должны играть в гостях, а это не так просто. Сложность заключается в том, что ты должен с одной стороны выигрывать матчи, а с другой - должен улучшать игроков, тренировочный процесс. 

Леонид Вайсфельд: Тут смотрите, что получается. Идёт подряд 8 игр через день и все думают: «Вот пройдёт эта восьмая игра, и мы вздохнём». Закончилась восьмая игра и сборники уехали. У нас смешная ситуация была: просто реально некому было играть в воротах на тренировках, потому что «Толпар» и «Торос» уехали, а два наших вратаря уехали в сборную. 

- Наверное, сейчас всех беспокоит вопрос ребрендинга клуба. Почему вдруг решили поменять логотип клуба?

Тагир Ибрагимов: Это точно не вдруг. Этот вопрос существует уже длительное количество времени, во всяком случае, с марта этого года. Когда я появился в клубе, первый вопрос, который мне задали помимо прочих: «Почему у нас до сих пор не осуществлён ребрендинг?» На фоне таких клубов, как «Адмирал», «Амур», где случились эти движения, «новая кровь». Решение по тому, нужен ли ребрендинг, должно формироваться системно, постепенно. Мы должны, допустим, понимать, чем старый бренд хуже и чем будет лучше новый. Для этого мы объявили определённый конкурс. Ещё раз подчёркиваю: мы не говорим, что он состоится, и мы будем упразднять наш бренд, который мне лично абсолютно нравится. Мне нравится наша «пирамида» и то, как она выполнена, а кому-то не нравится. Поэтому устроили своего рода социальный опрос в этой части. Кто-то предложит лучше, мы посмотрим, как общество болельщиков отнесётся к этой теме. 

- Пока у Вас нет понимания: согласны люди или нет?
- Вы знаете, всё делится ровно пополам. Один день 60 на 40, другой день 40 на 60. Такого, чтобы все были за или против, нет. 

- Ребрендинг – это в том числе и маркетинговая история?
- Это абсолютно маркетинговая история. Это и доходы клуба, это и маркетинговый ход с точки зрения развития. Это «новая кровь», новое движение, какое-то новое дыхание в этой части. 

- И клуб должен уметь зарабатывать деньги…
- Безусловно, иначе, зачем он существует. На шее ни у кого сидеть не надо, нужно зарабатывать деньги.  

- Один из болельщиков предложил сделать ребрендинг после того, как под этим треугольником мы выиграем третью награду.

- Замечательный вариант, мы его полностью поддерживаем и согласны с ним. 

- Зачем поменяли Кокарева на Бурдасова? Довольны ли Вы этим трансфером?

Леонид Вайсфельд: В данном случае был не совсем обмен Кокарева на Бурдасова. Если бы была возможность, то мы бы их обоих сохранили. Другой вопрос, что чисто технически не было возможности – финансовый аспект. Денис – очень хороший игрок, но нам нужен был хоккеист другого стиля. Нам нужен был атакующий игрок с броском, скажем так: финишёр.
Тут ещё такой момент. Когда делается обмен, трейд, приглашение в команду – это никогда не происходит по желанию генерального менеджера, хотя понятно, что я там играю большую роль. Этому предшествуют длительные консультации сначала со скаутами, потом, естественно, обсуждается с тренерским составом по несколько раз. Мы приняли такое решение и надеемся, что оно сработает. 

Эркка Вестерлунд: Бурдасов – отличный снайпер. Хотите голов – нужно много бросать. Думаю, что он забьёт много голов в ближайшем будущем. 

– В матче с «Сочи» мы, наконец, увидели реализацию «лишнего» игрока. Можно ли сказать, что «юлаевцы» нашли свою игру в большинстве?

Эркка Вестерлунд: В начале сезона у нас была только одна бригада большинства, где играли иностранцы. Сейчас мы сделали две бригады большинства, потому что с появлением Бурдасова у нас есть такая возможность. Между ними мы устроили соревнование: кто будет лучше играть в большинстве.

Леонид Вайсфельд: Тут какая история. Почему у нас не шло большинство? Моя точка зрения – это как горе от ума. То есть, когда у тебя нет мастеровитых игроков: от синей линии набрасывают на ворота и бегут там все «закапывают». А так как у нас сплошные «солисты» и «артисты», и мы все хотим её в пустые ворота завести. Естественно, у нас не получается. Как только мы упрощаем игру в большинстве, как в матче с «Сочи», броски, добивания и голы идут. Тут сознание игроков должно измениться. 

– О матче с «Сочи». Оптимист скажет: «Как хорошо, что мы выиграли». Пессимист скажет: «Победили, не потому что мы так были хороши, а потому что соперник играл недостаточно серьёзно». А Вы какой точки зрения придерживаетесь?  

Леонид Вайсфельд:  Я придерживаюсь такой точки зрения, что сейчас все играют серьёзно. Никто не выходит спустя рукава. Вообще, «Сочи» – это загадочная команда. Мы у них выиграли 11:3, а на следующий день они выигрывают 5:0 у Казани, потом обыгрывают СКА и «Йокерит» в гостях. У них очень хорошая команда. Не скажу, что это была лёгкая игра. Учитывая то, что у нас был не очень хороший психологический фон из-за поражений, это была очень сложная игра.

- Как Вы оцениваете судейство? Есть ли смысл подавать какие-то протесты по поводу неправильного судейства?
Леонид Вайсфельд: Откровенно говоря, меня мало волнует, что там сделают с судьями, какие санкции к ним применят, если они ошибаются. Меня интересует вот что: с нашей точки зрения происходит неправильный момент и мне нужно понять – это ошибка судей или это новые правила, новые веяния. Если есть ошибка, вопросов нет. А если изменилась методика, то тогда я вызываю ребят и говорю им: почему в этой ситуации судья принял такое решение. Начиная с этого года, согласно инструкции IIHF это будет трактоваться таким образом. Поэтому обращаем Ваше внимание, что мы не имеем права делать это. Лично я рассматриваю судейство только в этом контексте. А что касается протестов, hаньше было как: едет судья куда-нибудь в Верхнюю Салду. Как он там отсудил, что там произошло, протокол-то не всегда доезжал до Федерации. Сейчас в КХЛ это рассматривается под таким микроскопом, и, честно говоря, судьям не позавидуешь.   

– Значит, у нас всё хорошо?
– Нет. Лига ввела правило, которое мне очень не нравится, и я об этом говорил. Нельзя критиковать судей, это стоит 300 000 рублей. Вот о чём идёт речь. 

– Впереди команду ожидает «Зелёное дерби». Чего мы ждём от этого поединка?

Эркка Вестерлунд: Мы подготовимся к «Зелёному дерби» настолько хорошо, насколько мы можем. Будем биться. 

– Мы можем быть спокойны, что наши парни, даже если не одержат победу, будут выглядеть мужчинами?
– У нас есть несколько дней на восстановление. Мы будем готовы к этой игре. 

Подписаться на новости